Новости в сети

Loading...

Цены в магазинах продолжают будоражить умы петербуржцев. Хотя во второй половине января рост цен на продукты немного замедлился, тот вариант ценников, который мы видим сегодня на прилавках явно не последний. Вопрос, можно ли остановить эту ценовую лавину, и что для этого может сделать город, обсуждался накануне в петербургском парламенте.

По данным Петростата, стоимость минимального набора продуктов в Петербурге в 2014 году увеличилась на 21%. Овощи подорожали за прошлый год на 32%, картофель – на 26%, капуста – на 53%, репчатый лук – на 33%, примерно на столько же свинина и курица. В январе этого года цены не остановились, а по некоторым видам продуктов даже ускорились. Так, абсолютными лидерами по ценовому приросту в начале года стали овощи: томаты, перец сладкий свежий, капуста, морковь и картофель.

По словам депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга Юрия Гатчина, в  парламент продолжает поступать множество жалоб от горожан на резкое удорожание продуктов.

"Конечно, если сложить в общую корзину роста цен продовольствие и бриллианты, лекарство и подводные лодки, вполне возможно, что инфляция действительно 11,4%, - говорит Юрий Гатчин. – Но в реальности рост цен на продукты намного больше".

Причин такой ценовой лавины много. Во-первых, отечественные производители смогли пока лишь частично воспользоваться введенным запретом на импорт продовольствия из Евросоюза и США. Многим аграриям для того чтобы занять место на полках петербургских магазинов нужно время, чтобы нарастить производство.

"Продовольствие из воздуха просто так не возьмется. На сегодняшний день очевидно, что мы не в состоянии себя прокормить, а там где дефицит, начинается рост цен, - говорит Эльгиз Качаев, председатель Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Петербурга (КРППР). – По некоторым товарам, например, по овощам, этот проблем можно восполнить быстрее, но по мясу цикл достигает нескольких лет".

Тем временем, свято место пусто не бывает – поставкам из Европы и Америки нашлась замена из других частей света. Например, рыбу повезли с Фарерских островов, мясо из Бразилии и т.д. Сети и оптовики перенацелились с одних поставщиков на других, но поставки эти все равно долларовые. Растет доллар – за ним тянется цена на продукты.

Во-вторых, на отечественных производителях сильно сказывается макроэкономическая ситуация. Даже те, кто производит продукцию в России, много всего импортируют из-за рубежа – корма для животных, лекарства, оборудование и т.д. Платить за все это, соответственно, нужно тоже в валюте. Кредиты в банках на развитие сегодня получить сложно и дорого. Получается, что возможность расширить мощности вроде и есть, а денег нет.

В-третьих, свою "лепту" в цены вносят и сами магазины. Очевидно, что покупатели будут экономить и затягивать пояса, но торговля – это бизнес, а бизнес должен приносить прибыль. Значит, для того чтобы получить эту прибыль, ее будут "выжимать" закладывая максимально возможное увеличение в ценники.

Список причин роста цен можно продолжать до бесконечности. Проверить, конечно, кто, что и по какой цене закупает, и насколько потом накручивает цену сложно. Этим занимается Управление федеральной антимонопольной службы, и по Петербургу уже было проведено несколько таких проверок. Но их результат лишь подтверждает, что цены растут обоснованно. Единственное дело было заведено в отношении "Ленты" из-за того, что сетевик навязывал маркетинговые сборы производителю. Формально повлиять на накрутку цен никак нельзя – рычагов воздействия у государства нет. "У нас очень либеральное законодательство о торговле. Закону противоречит только превышение надбавки на социально значимые продукты на 30% в месяц", - комментирует Юрий Гатчин.

Основной вопрос сейчас – как остановить рост цен? Нужно ли как-то менять законодательство, или воздействовать другими мерами? И, главное, может ли город в условиях, которые диктует ситуация с мировой экономике, влиять на ценообразование?

По словам Эльгиза Качаева, на сегодняшний день обсуждаются разные меры по ценовой стабилизации  и разрабатывается концепция продовольственной безопасности Петербурга.

У нас есть городской Продовольственный фонд – это тот инструмент, который позволяет нам закупать продовольствие и формировать запас. Линейка продукции, закупаемой Продфондом будет расширена – помимо зерна это будут крупа, масло, сахар, соль и т.д. Часть этой продукции будет реализовываться малоимущим слоям населения. Кроме того, рассматривается вариант введения социальной карты для социально незащищенных слоев населения.

"Такой опыт был апробирован в Москве, где есть социальная карта москвича. Город зачисляет деньги на эту карту, и потом по ней можно расплачиваться в магазине. Но мы считаем, что нужно пойти дальше, чтобы эти деньги тратились на петербургские товары. Чтобы деньги оставались в Петербурге", - добавляет Эльгиз Качаев.

Также он отметил, что первоочередные задачи для города – развивать мелкую розницу и организовывать точки сбыта для тех аграриев, которым трудно попасть в сети. В т.ч. это касается производителей из Ленобласти и других регионов, и даже садоводов, у которых есть излишки выращенной продукции. "Также мы надеемся, что Минпромторг снимет запрет на торговлю с колес", - добавил Эльгиз Качаев.

Один из основных вопросов, который обсуждался - наценки непосредственно торговых сетей. Не секрет, что крупнейшие сетевики получают огромные прибыли и по уровню капитализации достигают едва ли не уровня нефтяных компаний. Да, они отчисляют налоги, обеспечивают рабочими местами и как ни крути, пользуются большим спросом у населения. Даже не потому что нет других магазинов, а хотя бы потому что там большой выбор. Но и накрутки на цены у сетевиков уже стали притчей во языцех. "Вот например, мы были на предприятии, общались с хлебопеками – цена даже на хлеб может быть в два раза выше в сети, чем у производителя, - говорит Юрий Гатчин. – Или, докторская колбаса. От производителя стоит 220 рублей, в сети – больше 400".

Ограничить наценки сетевиков предложила депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Ирина Иванова. "Минэкономразвития на днях опубликовало перечень из 200 системообразующих предприятий, которые смогут получить государственную поддержку. А что такое системообразующие предприятия? Это 70% ВВП, и туда вошла как раз вся сетевая торговля, - говорит Ирина Иванова. – Это означает, что государство будет принимать все меры для поддержки эти предприятий. Но оно будет и требовать взамен каких-то условий. Я считаю, что рамки для сетевых форматов, это наценка".

К слову, более 80% торговли в Петербурге – это сети, и около 70% продукции, по оценкам экспертов, поставляется в сетевые магазины по прямым договорам с производителями.

2015-02-10T08:19:00+03:00
Петростат: в 2014 году минимальный набор продуктов подорожал на 21%

Цены в магазинах продолжают будоражить умы петербуржцев. Хотя во второй половине января рост цен на продукты немного замедлился, тот вариант ценников, который мы видим сегодня на прилавках явно не последний. Вопрос, можно ли остановить эту ценовую лавину, и что для этого может сделать город, обсуждался накануне в петербургском парламенте.

Читать далее

По данным Петростата, стоимость минимального набора продуктов в Петербурге в 2014 году увеличилась на 21%. Овощи подорожали за прошлый год на 32%, картофель – на 26%, капуста – на 53%, репчатый лук – на 33%, примерно на столько же свинина и курица. В январе этого года цены не остановились, а по некоторым видам продуктов даже ускорились. Так, абсолютными лидерами по ценовому приросту в начале года стали овощи: томаты, перец сладкий свежий, капуста, морковь и картофель.

По словам депутата Законодательного собрания Санкт-Петербурга Юрия Гатчина, в  парламент продолжает поступать множество жалоб от горожан на резкое удорожание продуктов.

"Конечно, если сложить в общую корзину роста цен продовольствие и бриллианты, лекарство и подводные лодки, вполне возможно, что инфляция действительно 11,4%, - говорит Юрий Гатчин. – Но в реальности рост цен на продукты намного больше".

Причин такой ценовой лавины много. Во-первых, отечественные производители смогли пока лишь частично воспользоваться введенным запретом на импорт продовольствия из Евросоюза и США. Многим аграриям для того чтобы занять место на полках петербургских магазинов нужно время, чтобы нарастить производство.

"Продовольствие из воздуха просто так не возьмется. На сегодняшний день очевидно, что мы не в состоянии себя прокормить, а там где дефицит, начинается рост цен, - говорит Эльгиз Качаев, председатель Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Петербурга (КРППР). – По некоторым товарам, например, по овощам, этот проблем можно восполнить быстрее, но по мясу цикл достигает нескольких лет".

Тем временем, свято место пусто не бывает – поставкам из Европы и Америки нашлась замена из других частей света. Например, рыбу повезли с Фарерских островов, мясо из Бразилии и т.д. Сети и оптовики перенацелились с одних поставщиков на других, но поставки эти все равно долларовые. Растет доллар – за ним тянется цена на продукты.

Во-вторых, на отечественных производителях сильно сказывается макроэкономическая ситуация. Даже те, кто производит продукцию в России, много всего импортируют из-за рубежа – корма для животных, лекарства, оборудование и т.д. Платить за все это, соответственно, нужно тоже в валюте. Кредиты в банках на развитие сегодня получить сложно и дорого. Получается, что возможность расширить мощности вроде и есть, а денег нет.

В-третьих, свою "лепту" в цены вносят и сами магазины. Очевидно, что покупатели будут экономить и затягивать пояса, но торговля – это бизнес, а бизнес должен приносить прибыль. Значит, для того чтобы получить эту прибыль, ее будут "выжимать" закладывая максимально возможное увеличение в ценники.

Список причин роста цен можно продолжать до бесконечности. Проверить, конечно, кто, что и по какой цене закупает, и насколько потом накручивает цену сложно. Этим занимается Управление федеральной антимонопольной службы, и по Петербургу уже было проведено несколько таких проверок. Но их результат лишь подтверждает, что цены растут обоснованно. Единственное дело было заведено в отношении "Ленты" из-за того, что сетевик навязывал маркетинговые сборы производителю. Формально повлиять на накрутку цен никак нельзя – рычагов воздействия у государства нет. "У нас очень либеральное законодательство о торговле. Закону противоречит только превышение надбавки на социально значимые продукты на 30% в месяц", - комментирует Юрий Гатчин.

Основной вопрос сейчас – как остановить рост цен? Нужно ли как-то менять законодательство, или воздействовать другими мерами? И, главное, может ли город в условиях, которые диктует ситуация с мировой экономике, влиять на ценообразование?

По словам Эльгиза Качаева, на сегодняшний день обсуждаются разные меры по ценовой стабилизации  и разрабатывается концепция продовольственной безопасности Петербурга.

У нас есть городской Продовольственный фонд – это тот инструмент, который позволяет нам закупать продовольствие и формировать запас. Линейка продукции, закупаемой Продфондом будет расширена – помимо зерна это будут крупа, масло, сахар, соль и т.д. Часть этой продукции будет реализовываться малоимущим слоям населения. Кроме того, рассматривается вариант введения социальной карты для социально незащищенных слоев населения.

"Такой опыт был апробирован в Москве, где есть социальная карта москвича. Город зачисляет деньги на эту карту, и потом по ней можно расплачиваться в магазине. Но мы считаем, что нужно пойти дальше, чтобы эти деньги тратились на петербургские товары. Чтобы деньги оставались в Петербурге", - добавляет Эльгиз Качаев.

Также он отметил, что первоочередные задачи для города – развивать мелкую розницу и организовывать точки сбыта для тех аграриев, которым трудно попасть в сети. В т.ч. это касается производителей из Ленобласти и других регионов, и даже садоводов, у которых есть излишки выращенной продукции. "Также мы надеемся, что Минпромторг снимет запрет на торговлю с колес", - добавил Эльгиз Качаев.

Один из основных вопросов, который обсуждался - наценки непосредственно торговых сетей. Не секрет, что крупнейшие сетевики получают огромные прибыли и по уровню капитализации достигают едва ли не уровня нефтяных компаний. Да, они отчисляют налоги, обеспечивают рабочими местами и как ни крути, пользуются большим спросом у населения. Даже не потому что нет других магазинов, а хотя бы потому что там большой выбор. Но и накрутки на цены у сетевиков уже стали притчей во языцех. "Вот например, мы были на предприятии, общались с хлебопеками – цена даже на хлеб может быть в два раза выше в сети, чем у производителя, - говорит Юрий Гатчин. – Или, докторская колбаса. От производителя стоит 220 рублей, в сети – больше 400".

Ограничить наценки сетевиков предложила депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Ирина Иванова. "Минэкономразвития на днях опубликовало перечень из 200 системообразующих предприятий, которые смогут получить государственную поддержку. А что такое системообразующие предприятия? Это 70% ВВП, и туда вошла как раз вся сетевая торговля, - говорит Ирина Иванова. – Это означает, что государство будет принимать все меры для поддержки эти предприятий. Но оно будет и требовать взамен каких-то условий. Я считаю, что рамки для сетевых форматов, это наценка".

К слову, более 80% торговли в Петербурге – это сети, и около 70% продукции, по оценкам экспертов, поставляется в сетевые магазины по прямым договорам с производителями.


Текст: Олеся Гончарова
Фото: morguefile.com

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети