Новости в сети

Loading...

Появится в историческом центре Северной столицы памятник великому писателю Сергею Довлатову или нет, остается загадкой. Хотя сам памятник, работа над которым шла 2 года, уже отформован. Его осталось только отлить.

До недавнего времени информация о том, что в Санкт-Петербурге появится памятник Довлатову, особо не афишировалась. Бизнесмен Дмитрий Никитин, автор идеи и одновременно заказчик и финансист, хотел, так сказать, преподнести сюрприз. И, возможно, так бы и было, да "не срос­лось".

Достойное место

Архитектор памятника Сергею Довлатову, академик Российской академии художеств, лауреат Государственной премии России Вячеслав Бухаев рассказал "Петербургскому дневнику", что, после того как пакет документов по поводу установки памятника на ул. Рубинштейна (а именно в этих местах Сергей Довлатов жил и творил более 30 лет) был отправлен в Комитет по градостроительству и архитектуре (КГА), ответ пришел отрицательный.

Причина отказа достаточно убедительна: во‑первых, со дня смерти писателя не прошло еще 30 лет (Сергей Довлатов умер в 1990 г.), а во‑вторых, согласно закону "О границах зон охраны…" в охранной зоне, коей является и ул. Рубинштейна, размещение скульптурных композиций, за исключением утраченных, на территориях открытых городских пространств запрещено.

"Правда, в исключительных случаях (а я считаю, что установка памятника Довлатову в историческом центре города – это как раз и есть исключительный случай) разрешить установку памятника можно. В КГА возражений против установки памятника Довлатову нет – правда, на территории спальных районов… Есть еще варианты установки: на углу Большой Московской и Разъезжей ул., во дворике на Загородном пр. Но эти территории также являются охранными зонами, – объяснил ситуацию Вячеслав Бухаев. – Конечно, препоны нам никто не ставит, но и существующие положения и законы не позволяют ничего сделать без особого указания первого лица города. Наш памятник поддержала художественная общественность. И я верю, что все сойдется и памятник встанет на достойное место".

Кстати, сам Вячеслав Бухаев известен такими работами, как открытый 2 года назад памятник спецназу в парке Интернационалистов (его согласовывали 7 лет), памятники Анне Ахматовой и Анатолию Собчаку. Также ему принадлежат ставшие уже культовыми "Чижик-Пыжик" и "Нос майора Ковалева".

Вопрос требует изучения

Памятник Сергею Довлатову, полностью бронзовый, высотой 2 м, по задумке Вячеслава Бухаева и скульпторов Антона Иванова и Марлена Цхададзе будет выглядеть так: Довлатов стоит в проеме распахнутой двери и подпирает ее косяк. Дверь словно открыта в вечность. А может, это просто дверь, специально оставленная незакрытой. Как тут не вспомнить довлатовские строки: "Мне стало противно, и я ушел. Вернее, остался"?

"Было очень важно показать не только его почти двухметровый рост, но и то, что ему как бы тесно в ней, что, мол, и жизнь у него получилась какая‑то тесная. Чтобы полностью воссоздать сходство, мы встречались с людьми, знавшими его. Правда, животик, который у него появился от того, что любил крепко выпить, мы Довлатову убрали. Я сразу не хотел делать просто фигуру. Хотелось естественности, чтобы люди к нему подходили, чтобы он был вроде как живой, доступный. Там будет еще стол, на котором разбросаны листки его рукописей, и печатная машинка "ундервуд", и несколько стульев, чтобы прохожие мог­ли присесть. На случай установки памятника на ул. Рубинштейна мы предусмотрели, чтобы отлитая из бронзы печатная машинка была как бы накрыта чехлом из гранита, чтобы вандалы не унесли", – рассказывает Вячеслав Бухаев, который, кстати, лично был знаком с писателем.

На вопрос, в чем состоит наи­большая сложность, с которой пришлось столкнуться при создании памятника, Вячеслав Бухаев ответил, что основной проблемой стали согласование и бумажная волокита, превратившие благое дело в муторное.

"Но, с другой стороны, это тоже правильно, потому что тогда каждый кто во что горазд – как говорится, с улицы – начнет памятники делать. Ограничения должны быть. Обязательно. Город же – это не огород", – сказал архитектор. К слову, несмотря на всю строгость правил установки памятников, исключения были. Например, 2 года назад на ул. Марата открыли памятник Петру Багратиону. 

По мнению председателя Комитета по культуре Санкт-Петербурга Константина Сухенко, вопрос с установкой памятника Довлатову именно в охранной зоне требует более глубокого изучения и находится вне компетенции комитета. "Если говорить о моем личном мнении, то я за то, чтобы память Сергея Довлатова была увековечена в городе, где он жил и творил. И вообще я за то, чтобы в нашем городе была увековечена память всех достойных людей, внесших свой вклад в развитие культуры", – сказал он.

Напоследок информация для размышления: в сентябре прошлого года в Нью-Йорке целую улицу назвали в честь Сергея Довлатова.

2015-03-20T15:01:00+03:00
Довлатов подождет?

Появится в историческом центре Северной столицы памятник великому писателю Сергею Довлатову или нет, остается загадкой. Хотя сам памятник, работа над которым шла 2 года, уже отформован. Его осталось только отлить.

Читать далее

До недавнего времени информация о том, что в Санкт-Петербурге появится памятник Довлатову, особо не афишировалась. Бизнесмен Дмитрий Никитин, автор идеи и одновременно заказчик и финансист, хотел, так сказать, преподнести сюрприз. И, возможно, так бы и было, да "не срос­лось".

Достойное место

Архитектор памятника Сергею Довлатову, академик Российской академии художеств, лауреат Государственной премии России Вячеслав Бухаев рассказал "Петербургскому дневнику", что, после того как пакет документов по поводу установки памятника на ул. Рубинштейна (а именно в этих местах Сергей Довлатов жил и творил более 30 лет) был отправлен в Комитет по градостроительству и архитектуре (КГА), ответ пришел отрицательный.

Причина отказа достаточно убедительна: во‑первых, со дня смерти писателя не прошло еще 30 лет (Сергей Довлатов умер в 1990 г.), а во‑вторых, согласно закону "О границах зон охраны…" в охранной зоне, коей является и ул. Рубинштейна, размещение скульптурных композиций, за исключением утраченных, на территориях открытых городских пространств запрещено.

"Правда, в исключительных случаях (а я считаю, что установка памятника Довлатову в историческом центре города – это как раз и есть исключительный случай) разрешить установку памятника можно. В КГА возражений против установки памятника Довлатову нет – правда, на территории спальных районов… Есть еще варианты установки: на углу Большой Московской и Разъезжей ул., во дворике на Загородном пр. Но эти территории также являются охранными зонами, – объяснил ситуацию Вячеслав Бухаев. – Конечно, препоны нам никто не ставит, но и существующие положения и законы не позволяют ничего сделать без особого указания первого лица города. Наш памятник поддержала художественная общественность. И я верю, что все сойдется и памятник встанет на достойное место".

Кстати, сам Вячеслав Бухаев известен такими работами, как открытый 2 года назад памятник спецназу в парке Интернационалистов (его согласовывали 7 лет), памятники Анне Ахматовой и Анатолию Собчаку. Также ему принадлежат ставшие уже культовыми "Чижик-Пыжик" и "Нос майора Ковалева".

Вопрос требует изучения

Памятник Сергею Довлатову, полностью бронзовый, высотой 2 м, по задумке Вячеслава Бухаева и скульпторов Антона Иванова и Марлена Цхададзе будет выглядеть так: Довлатов стоит в проеме распахнутой двери и подпирает ее косяк. Дверь словно открыта в вечность. А может, это просто дверь, специально оставленная незакрытой. Как тут не вспомнить довлатовские строки: "Мне стало противно, и я ушел. Вернее, остался"?

"Было очень важно показать не только его почти двухметровый рост, но и то, что ему как бы тесно в ней, что, мол, и жизнь у него получилась какая‑то тесная. Чтобы полностью воссоздать сходство, мы встречались с людьми, знавшими его. Правда, животик, который у него появился от того, что любил крепко выпить, мы Довлатову убрали. Я сразу не хотел делать просто фигуру. Хотелось естественности, чтобы люди к нему подходили, чтобы он был вроде как живой, доступный. Там будет еще стол, на котором разбросаны листки его рукописей, и печатная машинка "ундервуд", и несколько стульев, чтобы прохожие мог­ли присесть. На случай установки памятника на ул. Рубинштейна мы предусмотрели, чтобы отлитая из бронзы печатная машинка была как бы накрыта чехлом из гранита, чтобы вандалы не унесли", – рассказывает Вячеслав Бухаев, который, кстати, лично был знаком с писателем.

На вопрос, в чем состоит наи­большая сложность, с которой пришлось столкнуться при создании памятника, Вячеслав Бухаев ответил, что основной проблемой стали согласование и бумажная волокита, превратившие благое дело в муторное.

"Но, с другой стороны, это тоже правильно, потому что тогда каждый кто во что горазд – как говорится, с улицы – начнет памятники делать. Ограничения должны быть. Обязательно. Город же – это не огород", – сказал архитектор. К слову, несмотря на всю строгость правил установки памятников, исключения были. Например, 2 года назад на ул. Марата открыли памятник Петру Багратиону. 

По мнению председателя Комитета по культуре Санкт-Петербурга Константина Сухенко, вопрос с установкой памятника Довлатову именно в охранной зоне требует более глубокого изучения и находится вне компетенции комитета. "Если говорить о моем личном мнении, то я за то, чтобы память Сергея Довлатова была увековечена в городе, где он жил и творил. И вообще я за то, чтобы в нашем городе была увековечена память всех достойных людей, внесших свой вклад в развитие культуры", – сказал он.

Напоследок информация для размышления: в сентябре прошлого года в Нью-Йорке целую улицу назвали в честь Сергея Довлатова.


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: из архива В. Бухаева

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети