Новости в сети

Loading...

Виктор Самсон, контр-адмирал, ветеран подразделений особого риска, выполнявший функции старшего группы военных специалистов в Сирийской Арабской Республике с 1992-го по 1994 г., рассказал "ПД" о предпосылках современного сирийского конфликта.

"Петербургский дневник": Отец нынешнего президента Сирии Хафез Асад возглавлял страну с 1971-го по 2000 г. Как ему удавалось избегать полномасштабных военных действий?

Виктор Самсон: Нельзя сказать, что конфликтов не было совсем, вооруженные выступления исламистов имели место еще в середине 1970‑х гг. Однако надо понимать, что Хафез был опытным военным и политиком. Генерал, участвовавший в трех политических переворотах. Так, в 1963 г. он помог привести к власти правящую в Сирии и сейчас партию "Баас", получив пост командующего ВВС. Спустя 3 года Хафез участвовал в новом перевороте, отстранив основателей партии от управления государством в пользу генерала Салаха Джадида, за что был назначен министром обороны. В 1970 г. в ходе очередного переворота Салаха свергли, а его место занял Хафез. Так что он обладал богатым опытом и огромным авторитетом, крепко удерживая бразды правления.

"Петербургский дневник": Что изменилось с его уходом, почему при Башаре Асаде началась гражданская война?

Виктор Самсон: Сирия очень специфичная страна, где колоссальную роль играет клановость. Страну делят десятки семейных общин. Одна из них – клан Асада. Поскольку клан доверяет только своим, все ключевые должности получают родственники, которые становятся опорой режима. Надо сказать, это довольно распространенная в арабских странах практика.

Естественно, такое положение дел не устраивает другие, обделенные властью кланы, что приводит к политическому напряжению. Ну а особенно недовольные даже готовы взяться за оружие, что в итоге и произошло. В этих условиях требуется править твердой рукой. Башар, конечно, старается, но у него нет той жесткой воли, какая была у его отца. В общем, это логично, поскольку его не готовили к власти. Предполагалось, что после Хафеза страну возглавит его брат. В силу определенных причин того изгнали из страны. Тогда к власти начали готовить старшего сына, но он погиб в автокатастрофе в 1994 г. Когда умер Хафез, его противники зашевелились, а Башар Асад оказался у власти без возможности опереться на армию, которая была слабо обучена и морально разложена.

Между сирийцами немало внутренних противоречий, активно подогреваемых иностранными государствами. В развале Сирии заинтересованы как соседние страны, желающие урвать себе кусок побольше, так и США, имевшие слабое влияние в регионе. Смириться с таким положением дел американцы попросту не способны и потому приложили немало политических и финансовых средств, чтобы стравить противоборствующие группировки.

Не мне судить, плохо или хорошо правил Хафез, но он держал народ в узде. При нем за серьезное преступление следовала суровая кара.

Помню, идешь по какому‑нибудь городу, а на центральной площади стоит несколько виселиц. Каждую пятницу на них вешали преступников с табличками, на которых пояснялось, кто это и за что он был казнен.

Не хочу сказать, что поддерживаю такие меры, но для политических противников Хафеза это было четким сигналом.

"Петербургский дневник": Как клановость отражалась на сирийской армии при правлении Хафеза?

Виктор Самсон: Все командные должности занимали представители клана или политические союзники. Меня поражало их самомнение. Скажем, командир небольшого учебного судна имел звание контр-адмирала, и вообще было просто неописуемое количество генералов и адмиралов. Причем многие из них миллионеры, у которых все есть и в принципе им уже ничего не надо. Они появлялись на службе только потому, что Хафез приказал.

"Петербургский дневник": Как это отражалось на подготовке и моральном духе армии?

Виктор Самсон: Очередной генерал, получив назначение на должность, считал солдат своей собственностью, а вверенную часть или корабль личной вотчиной. Боевой подготовкой личного состава практически никто не занимался. Рабочий день длился с 8:00 до 14:00. После этого офицеры расходились по своим собственным лавкам и магазинам торговать или занимались другим бизнесом. Техника стояла ржавая и неухоженная.

Все время, что я провел в Сирии, страна была в состоянии войны с Израилем. Казалось бы, это должно подтолкнуть командование вооруженными силами к реформе армии, но никто ничего не делал.

Приведу пример. Россия поставила Сирии новейшие истребители-перехватчики. Проходит некоторое время, и командование ВВС Сирии сообщает в Москву о своих претензиях, якобы боевые машины совершенно не соответствуют заявленным характеристикам. Назревает крайне неприятная ситуация, ведь речь идет о немалых деньгах, уплаченных за самолеты. Чтобы разобраться в ситуации, к сирийцам был направлен один из наших генералов ВВС. Прибыв на аэродром, где стояли перехватчики, он сел за штурвал, а вторым пилотом посадил сирийского летчика, утверждавшего, что с самолетами что‑то не так. Генерал полчаса выжимал из машины все, и оказалось, что с самолетами все хорошо. Когда перехватчик приземлился, выяснилось, что сириец был почти без сознания. Дело было не в машинах. Летчики были не тренированные и боялись слишком крутых виражей.

"Петербургский дневник": Ну что мог сделать Башар Асад с такими бойцами, которые столкнулись с большим количеством финансово мотивированных наемников?

Виктор Самсон: Конечно, сейчас эти войска немного обозлились, заматерели. Благодаря поддержке России они поднабрались опыта и смогли почувствовать вкус победы. Если бы не мы, Сирия как государство, вероятно, уже прекратила бы свое существование.

Придя к власти, Хафез Асад дерадикализировал политику партии "Баас" – ослабил контроль над частной собственностью и улучшил отношения со странами, которые его предшественники игнорировали. Во время холодной войны Хафез встал на сторону СССР в обмен на поддержку в противостоянии с Израилем.

2016-12-13T13:19:00+03:00
Контр-адмирал Виктор Самсон: в развале Сирии заинтересованы как соседи, так и США

Виктор Самсон, контр-адмирал, ветеран подразделений особого риска, выполнявший функции старшего группы военных специалистов в Сирийской Арабской Республике с 1992-го по 1994 г., рассказал "ПД" о предпосылках современного сирийского конфликта.

Читать далее

"Петербургский дневник": Отец нынешнего президента Сирии Хафез Асад возглавлял страну с 1971-го по 2000 г. Как ему удавалось избегать полномасштабных военных действий?

Виктор Самсон: Нельзя сказать, что конфликтов не было совсем, вооруженные выступления исламистов имели место еще в середине 1970‑х гг. Однако надо понимать, что Хафез был опытным военным и политиком. Генерал, участвовавший в трех политических переворотах. Так, в 1963 г. он помог привести к власти правящую в Сирии и сейчас партию "Баас", получив пост командующего ВВС. Спустя 3 года Хафез участвовал в новом перевороте, отстранив основателей партии от управления государством в пользу генерала Салаха Джадида, за что был назначен министром обороны. В 1970 г. в ходе очередного переворота Салаха свергли, а его место занял Хафез. Так что он обладал богатым опытом и огромным авторитетом, крепко удерживая бразды правления.

"Петербургский дневник": Что изменилось с его уходом, почему при Башаре Асаде началась гражданская война?

Виктор Самсон: Сирия очень специфичная страна, где колоссальную роль играет клановость. Страну делят десятки семейных общин. Одна из них – клан Асада. Поскольку клан доверяет только своим, все ключевые должности получают родственники, которые становятся опорой режима. Надо сказать, это довольно распространенная в арабских странах практика.

Естественно, такое положение дел не устраивает другие, обделенные властью кланы, что приводит к политическому напряжению. Ну а особенно недовольные даже готовы взяться за оружие, что в итоге и произошло. В этих условиях требуется править твердой рукой. Башар, конечно, старается, но у него нет той жесткой воли, какая была у его отца. В общем, это логично, поскольку его не готовили к власти. Предполагалось, что после Хафеза страну возглавит его брат. В силу определенных причин того изгнали из страны. Тогда к власти начали готовить старшего сына, но он погиб в автокатастрофе в 1994 г. Когда умер Хафез, его противники зашевелились, а Башар Асад оказался у власти без возможности опереться на армию, которая была слабо обучена и морально разложена.

Между сирийцами немало внутренних противоречий, активно подогреваемых иностранными государствами. В развале Сирии заинтересованы как соседние страны, желающие урвать себе кусок побольше, так и США, имевшие слабое влияние в регионе. Смириться с таким положением дел американцы попросту не способны и потому приложили немало политических и финансовых средств, чтобы стравить противоборствующие группировки.

Не мне судить, плохо или хорошо правил Хафез, но он держал народ в узде. При нем за серьезное преступление следовала суровая кара.

Помню, идешь по какому‑нибудь городу, а на центральной площади стоит несколько виселиц. Каждую пятницу на них вешали преступников с табличками, на которых пояснялось, кто это и за что он был казнен.

Не хочу сказать, что поддерживаю такие меры, но для политических противников Хафеза это было четким сигналом.

"Петербургский дневник": Как клановость отражалась на сирийской армии при правлении Хафеза?

Виктор Самсон: Все командные должности занимали представители клана или политические союзники. Меня поражало их самомнение. Скажем, командир небольшого учебного судна имел звание контр-адмирала, и вообще было просто неописуемое количество генералов и адмиралов. Причем многие из них миллионеры, у которых все есть и в принципе им уже ничего не надо. Они появлялись на службе только потому, что Хафез приказал.

"Петербургский дневник": Как это отражалось на подготовке и моральном духе армии?

Виктор Самсон: Очередной генерал, получив назначение на должность, считал солдат своей собственностью, а вверенную часть или корабль личной вотчиной. Боевой подготовкой личного состава практически никто не занимался. Рабочий день длился с 8:00 до 14:00. После этого офицеры расходились по своим собственным лавкам и магазинам торговать или занимались другим бизнесом. Техника стояла ржавая и неухоженная.

Все время, что я провел в Сирии, страна была в состоянии войны с Израилем. Казалось бы, это должно подтолкнуть командование вооруженными силами к реформе армии, но никто ничего не делал.

Приведу пример. Россия поставила Сирии новейшие истребители-перехватчики. Проходит некоторое время, и командование ВВС Сирии сообщает в Москву о своих претензиях, якобы боевые машины совершенно не соответствуют заявленным характеристикам. Назревает крайне неприятная ситуация, ведь речь идет о немалых деньгах, уплаченных за самолеты. Чтобы разобраться в ситуации, к сирийцам был направлен один из наших генералов ВВС. Прибыв на аэродром, где стояли перехватчики, он сел за штурвал, а вторым пилотом посадил сирийского летчика, утверждавшего, что с самолетами что‑то не так. Генерал полчаса выжимал из машины все, и оказалось, что с самолетами все хорошо. Когда перехватчик приземлился, выяснилось, что сириец был почти без сознания. Дело было не в машинах. Летчики были не тренированные и боялись слишком крутых виражей.

"Петербургский дневник": Ну что мог сделать Башар Асад с такими бойцами, которые столкнулись с большим количеством финансово мотивированных наемников?

Виктор Самсон: Конечно, сейчас эти войска немного обозлились, заматерели. Благодаря поддержке России они поднабрались опыта и смогли почувствовать вкус победы. Если бы не мы, Сирия как государство, вероятно, уже прекратила бы свое существование.

Придя к власти, Хафез Асад дерадикализировал политику партии "Баас" – ослабил контроль над частной собственностью и улучшил отношения со странами, которые его предшественники игнорировали. Во время холодной войны Хафез встал на сторону СССР в обмен на поддержку в противостоянии с Израилем.


Текст: Андрей Сергеев
Фото: Из личного архива В. Самсона

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети