Новости в сети

Loading...

Почему некоторые петербуржцы жалуются, что не видели на улицах уборочную технику? Сколько песка уже высыпали на улицы? Вернется ли на дороги соль? Когда город навсегда попрощается с сосульками? И где брать деньги на очистку крыш? На эти и многие другие вопросы "Петербургского дневника" ответил вице-губернатор Санкт-Петербурга Николай Бондаренко.

"Петербургский дневник": В этом году фактическая зима началась на месяц раньше календарной. Был ли город к этому готов?

Николай Бондаренко: Часто в блогах и комментариях задают другой вопрос: почему город не готов к зиме? Что значит "не готов"? А как же действующие предприятия, линейки готовнос­ти, которые только ленивый не показывал по телевидению на Дворцовой пл., технологические карты?

Фото: Baltphoto / М. Киреев

Я сразу хочу сказать, что такого понятия, как "город не готов", вообще не существует. У нас есть восемь предприятий, которые занимаются содержанием дорог, и они работают в круглосуточном режиме. Они всегда готовы. Летом – к летнему сезону, а зимой – к зимнему. Когда мы говорим о подготовке к зиме, мы проверяем количество подготовленной техники, какая это техника: плужно-щеточная, пескопосыпочная, самосвалы для вывоза снега, сколько дополнительных договоров на технику, которую мы привлекаем со стороны, сколько человек будут заниматься ручной уборкой. Мы обновляем технологичес­кие и маршрутные карты, инструкции взаимодействия между всеми организациями, задействованными в технологическом процессе уборки улиц и дворов от снега. ­Поэтому я считаю, что город готов всегда, другое дело, как развиваются события.

Эта зима началась с аномалии. Например, 8 ноября выпало такое количество осадков, которое превысило норму в 4‑5 раз, за сутки – более 40 см снега. И он шел почти неделю, в результате мы получили столько осадков, как за зиму 2013‑2014 гг. К концу ноября и началу декабря мы перегнали показатели зимы 2015‑2016 гг. Сегодня уже больше 110 см, а тогда было 98 см.

"Петербургский дневник": Какие дороги дорожники должны чистить в первую очередь?

Николай Бондаренко: По регламенту (Технический регламент производства работ по комплексной уборке автомобильных дорог. – Ред.) дороги категории А, например Невский пр., мы должны убирать следующим образом. При начале снегопада в течение 4 часов нужно устранить скользкость, затем посыпать противогололедными материалами (песко-соляной смесью). После того как там образовалась кашица высотой 3 см, нужно провести прометание и после снова посыпать песко-соляной смесью. После окончания снегопада на Невском пр. мы должны выполнить прометание в течение 4 часов. На дорогах категории Б мы должны выполнить прометание в течение 5 часов, на дорогах категории В – в течение 6 часов. В среднем при выпадении небольшого количества осадков на уборку Невского уходит от 8 до 10 часов. А если снег идет непрерывно, то невозможно определить сроки начала и окончания работ, поэтому циклы обработки и прометания постоянно повторяются. И да, мы действительно уделяем много внимания крупным магист­ралям, таким как Невский, Литейный, Лиговский, Московский пр., так как это основные дорожные артерии города и в целом от них зависит общее состояние движения автотранспорта в Санкт-Петербурге.

Фото: Baltphoto / М. Киреев

"Петербургский дневник": Есть ли у дорожников возможность ускорить процесс уборки?

Николай Бондаренко: Когда возникают нештатные ситуации, оперативность достигается минимизацией всех процессов, связанных с работой техники. Все вопросы, связанные с пересменкой, решаются прямо на местах, машины не ездят в парк. Так мы экономим 1,5‑2 часа. В технологических картах, введенных Комитетом по благоустройству СПб в 2014 г., максимально учтена логистика движения уборочной техники. То есть маршруты движения техники продуманы заранее, но иногда решение принимается на месте.

"Петербургский дневник": Петербуржцы часто спрашивают, где уборочная техника. Люди пишут, что не видели ни одной машины.

Николай Бондаренко: Это, как правило, бывает в то время, когда горожане едут на работу. У людей складывается впечатление, что идет снег, а уборочных машин нет. Но если мы все 1514 единиц техники, которая двигается со специальной скоростью 10‑12 км/ч, выпус­тим на магистрали в час пик, как вы думаете, кто‑нибудь быстрее поедет? Вряд ли. В эти периоды мы используем технику на тех улицах, где не такое интенсивное движение. Для уборки крупных магистралей выбираем специальные временные коридоры – с 11 до 15‑16 часов, но основной объем работы проводится ночью. Любой житель, если сомневается в наличии техники, может посмотреть, где в данный момент она ведет уборку, по карте на сайте Комитета по благоустройству. Никто ни от кого ничего не скрывает, все работают так, чтобы максимально не мешать друг другу.

"Петербургский дневник": И здесь, наверное, возникает проблема с припаркованными на обочинах машинами. Как удается решать этот вопрос?

Николай Бондаренко: Приведу пример. Мы чистили Малую Посадскую ул. На нее ушла практически целая ночь. За сутки администрация района предупредила автомобилистов, объявив, что с 22 часов будет уборка. Половина машин уехала, но на их место приехали другие, хоть и оставили телефоны. Потом пришли уборочная техника, эвакуаторы, которые отодвигали машины в сторону, за это время чистили дорогу и ставили на место. Пока только такими методами можно провести комплексную уборку. Часто говорят: как же так, прошла неделя, а снег как был у обочины, так и остался, но, для того чтобы так чистить улицу, надо отправить туда мощную колонну. Только так можно добиться хорошего результата.

"Петербургский дневник": То есть нарушителей очень много?

Николай Бондаренко: Я могу понять человека, который приехал с работы, поставил машину и пошел домой, но, к большому сожалению, особая требовательность к коммунальным службам не соотносится с собственной ответственностью. В 2011 г. Верховный суд РФ запретил ставить таблички со временем действия знака по четным и нечетным дням недели. Сейчас можно указать только время, но у нас не хватит сотрудников ГИБДД, которые привлекли бы тех, кто нарушает этот знак. Часто сознательность проявляется, когда табличка сообщает, что работает эвакуатор.

"Петербургский дневник": Тем не менее иногда бывает так, что тротуар вроде бы почистили, а он снова в снегу и наледи…

Николай Бондаренко: Работают ведь и сотрудники управляющих компаний. А тут парадокс. Дорожники ночью убрали улицы, а днем жилищники, очищая крыши, сбрасывали снег на тротуары. Кровельщику запрещено работать в темное время суток. В этом году приходилось сплошь и рядом нарушать это правило, люди работали с 8 утра до 18‑21 часа. Теперь предложили жилищникам после очистки кровли отодвигать снег и лед на обочину, оттуда дорожникам легче его забрать.

"Петербургский дневник": По ощущениям многих горожан, тротуары – это более проб­лемное место для уборки. Вы согласны?

Николай Бондаренко: Соглашусь. Дело в том, что из 15 млн м2 тротуаров, которые обслуживает Комитет по благоустройству, одну треть можно убрать только вручную. С историческим центром все гораздо сложнее, чем в спальных районах, здесь тротуары узкие, техника на них не заедет. Например, в Петроградском районе из 700 тыс. м2 тротуаров половину должны чистить работники ручного труда. Какое же количество специалистов нужно, чтобы сразу устранить гололед? Если один дворник при высоте снега более 10 см за смену должен убирать 800 м2..

"Петербургский дневник": Получается, больше 3 тыс. человек нужно только на Петроградке…

Николай Бондаренко: Да, но мы не можем себе позволить содержать такое количество людей, ожидая, что вдруг случится аномалия. Поэтому до сих пор продолжаем убирать последствия снегопадов теми силами, которые есть. А при количестве снега 40 см и выше дворнику тоже работать очень непрос­то. Сколько сил должно быть у этого человека, чтобы он уложился в регламент? Что же мы требуем невозможного от людей? Даже техника, хоть она и железная, имеет свои возможности. В итоге после снегопада, а потом гололеда понадобилась неделя, для того чтобы засыпать все тротуары песком, и теперь в Интернете начали появляться комментарии: летом, мол, не надо никуда ехать, чтобы отдохнуть на песке, его хватает и на улицах. Получается, что и гололед – плохо, и просыпанные улицы – тоже плохо… А если мы предполагаем, что дворник будет работать в полторы смены, то это уже 5 тыс. человек только на Петроградской стороне. Причем столько же надо для уборки внутриквартальных территорий. Разве это реально?

"Петербургский дневник": А сколько сейчас специалистов?

Николай Бондаренко: Площадь тротуаров, которые закреплены за Комитетом по благоустройству и где требуется ручная уборка, составляет около 5 млн м2. Там сейчас работают всего 1 тыс. человек с учетом привлеченных (внештатных) специалистов. На внутриквартальных территориях работают дворники управляющих компаний, они закреплены за Жилищным комитетом и получают зарплату из квартплаты и субсидий на уборку внутриквартальных территорий. Мы же не можем сказать петербуржцам: выпал снег – платите больше. Есть тариф. Только на общем собрании люди могут проголосовать за то, чтобы доплатить за уборку. Но кто поднимет руку?

"Петербургский дневник": Песок не соль, он не растворится в воде и не уйдет в канализацию. Стоит ли весной нам ожидать пыльных бурь?

Николай Бондаренко: Мы уже высыпали на улицы около 70 тыс. т песка, сколько по итогам всей прошлой зимы. У нас есть опыт марта этого года, когда мы, не дожидаясь 1 апреля, начали чистить город. Если увидим, что поднимается пыль, начнем работать спецсоставами, которые ее гасят, либо прометать. В ноябре, когда была оттепель, мы уже это делали. Будем заниматься тем же.

"Петербургский дневник": Иногда можно встретить мнение, что проще вернуться к соли в чистом виде, тогда и уборка дешевле получится. Обсуждается ли этот вопрос?

Николай Бондаренко: Вопрос с солью закрыт. Мы будем ее использовать в очень ограниченных количествах, в составе песко-соляной смеси, только для того, чтобы обработать те места, где возможны аварии, или в сложных погодных условиях. А насчет цены… По некоторым расчетам, если брать небольшой период, бессолевая уборка получается дороже, а по году в целом нет.

Фото: Baltphoto / М. Киреев

"Петербургский дневник": Снег остается не только на тротуарах, но и на крышах. В этом году петербуржцы вновь увидели сосульки. Есть ли у города план, как избавиться от наледи?

Николай Бондаренко: Конечно, предстоит огромная работа. Управляющие компании должны до середины лета выполнить изоляцию трубопроводов, которые проходят в чердачных помещениях, утеплить выходы на чердаки, до следующего года – восстановить теплоизоляцию вентиляционных каналов. Это очень большой объем работы, деньги на эти работы запланированы в текущем ремонте.

Наша задача состоит в том, чтобы исключить попадание теплого воздуха в чердачные помещения, а также обеспечить естественную циркуляцию воздуха. Опыт показал, что, выполнив эти условия при проведении в том числе капитального ремонта кровель, удается избавиться от образования сосулек.

"Петербургский дневник": Но пока приходится чистить?

Николай Бондаренко: Да, в сложных ситуациях приходится привлекать кровельщиков из сторонних организаций, они, понимая, что у нас нет выхода, ставят свои условия – от 25 до 30 рублей за один погонный метр.

Мы подсчитали, сколько раз за зиму при таких расценках мы можем почис­тить крышу. Два раза, но это при условии, если все горожане вовремя заплатят за ЖКУ. А мы только в нояб­ре по 5 раз чистили каждую кровлю, во много раз перебрали статью расходов, ведь крышу надо чистить только вручную. Эти расходы никак не компенсировать, если тариф – 56 копеек за 1 м2  жилой площади.

"Петербургский дневник": Уже зафиксированы случаи, когда петербуржцы получали травмы от падения наледи?

Николай Бондаренко: К сожалению, да. Каждый случай расследовался, в районах принимались оперативные меры для исправления ситуации.

Я бы хотел еще раз призвать петербуржцев не заходить в опасную зону, которая ограждена, и обращать внимание на объявления. Аномальные погодные условия требуют более внимательного отношения во время передвижения на улице и диктуют определенный скоростной режим на дорогах.

Мы все городские жители, у нас определенный ритм, мы боимся куда‑то опоздать, где‑то нарушить ­какие‑то условности. Когда человек едет на машине, скорость из‑за снегопада неминуемо снижается, все начинают тормозить. Потом нервничают и пишут в Интернете, что город не готов к зиме. Но кому от этого лучше? А надо просто понять, что есть условия, которые имеют непреодолимую силу, и нельзя сделать так, чтобы снег или дождь пропал в один момент. Помните, когда в Петербурге были ливни, город тоже вставал в пробки. Будем надеяться, что этой зимой все аномалии позади и оставшиеся снежные дни принесут нам только положительные эмоции.

2016-12-20T10:29:00+03:00
Вице-губернатор Петербурга Николай Бондаренко: к зиме город готов всегда

Почему некоторые петербуржцы жалуются, что не видели на улицах уборочную технику? Сколько песка уже высыпали на улицы? Вернется ли на дороги соль? Когда город навсегда попрощается с сосульками? И где брать деньги на очистку крыш? На эти и многие другие вопросы "Петербургского дневника" ответил вице-губернатор Санкт-Петербурга Николай Бондаренко.

Читать далее

"Петербургский дневник": В этом году фактическая зима началась на месяц раньше календарной. Был ли город к этому готов?

Николай Бондаренко: Часто в блогах и комментариях задают другой вопрос: почему город не готов к зиме? Что значит "не готов"? А как же действующие предприятия, линейки готовнос­ти, которые только ленивый не показывал по телевидению на Дворцовой пл., технологические карты?

Фото: Baltphoto / М. Киреев

Я сразу хочу сказать, что такого понятия, как "город не готов", вообще не существует. У нас есть восемь предприятий, которые занимаются содержанием дорог, и они работают в круглосуточном режиме. Они всегда готовы. Летом – к летнему сезону, а зимой – к зимнему. Когда мы говорим о подготовке к зиме, мы проверяем количество подготовленной техники, какая это техника: плужно-щеточная, пескопосыпочная, самосвалы для вывоза снега, сколько дополнительных договоров на технику, которую мы привлекаем со стороны, сколько человек будут заниматься ручной уборкой. Мы обновляем технологичес­кие и маршрутные карты, инструкции взаимодействия между всеми организациями, задействованными в технологическом процессе уборки улиц и дворов от снега. ­Поэтому я считаю, что город готов всегда, другое дело, как развиваются события.

Эта зима началась с аномалии. Например, 8 ноября выпало такое количество осадков, которое превысило норму в 4‑5 раз, за сутки – более 40 см снега. И он шел почти неделю, в результате мы получили столько осадков, как за зиму 2013‑2014 гг. К концу ноября и началу декабря мы перегнали показатели зимы 2015‑2016 гг. Сегодня уже больше 110 см, а тогда было 98 см.

"Петербургский дневник": Какие дороги дорожники должны чистить в первую очередь?

Николай Бондаренко: По регламенту (Технический регламент производства работ по комплексной уборке автомобильных дорог. – Ред.) дороги категории А, например Невский пр., мы должны убирать следующим образом. При начале снегопада в течение 4 часов нужно устранить скользкость, затем посыпать противогололедными материалами (песко-соляной смесью). После того как там образовалась кашица высотой 3 см, нужно провести прометание и после снова посыпать песко-соляной смесью. После окончания снегопада на Невском пр. мы должны выполнить прометание в течение 4 часов. На дорогах категории Б мы должны выполнить прометание в течение 5 часов, на дорогах категории В – в течение 6 часов. В среднем при выпадении небольшого количества осадков на уборку Невского уходит от 8 до 10 часов. А если снег идет непрерывно, то невозможно определить сроки начала и окончания работ, поэтому циклы обработки и прометания постоянно повторяются. И да, мы действительно уделяем много внимания крупным магист­ралям, таким как Невский, Литейный, Лиговский, Московский пр., так как это основные дорожные артерии города и в целом от них зависит общее состояние движения автотранспорта в Санкт-Петербурге.

Фото: Baltphoto / М. Киреев

"Петербургский дневник": Есть ли у дорожников возможность ускорить процесс уборки?

Николай Бондаренко: Когда возникают нештатные ситуации, оперативность достигается минимизацией всех процессов, связанных с работой техники. Все вопросы, связанные с пересменкой, решаются прямо на местах, машины не ездят в парк. Так мы экономим 1,5‑2 часа. В технологических картах, введенных Комитетом по благоустройству СПб в 2014 г., максимально учтена логистика движения уборочной техники. То есть маршруты движения техники продуманы заранее, но иногда решение принимается на месте.

"Петербургский дневник": Петербуржцы часто спрашивают, где уборочная техника. Люди пишут, что не видели ни одной машины.

Николай Бондаренко: Это, как правило, бывает в то время, когда горожане едут на работу. У людей складывается впечатление, что идет снег, а уборочных машин нет. Но если мы все 1514 единиц техники, которая двигается со специальной скоростью 10‑12 км/ч, выпус­тим на магистрали в час пик, как вы думаете, кто‑нибудь быстрее поедет? Вряд ли. В эти периоды мы используем технику на тех улицах, где не такое интенсивное движение. Для уборки крупных магистралей выбираем специальные временные коридоры – с 11 до 15‑16 часов, но основной объем работы проводится ночью. Любой житель, если сомневается в наличии техники, может посмотреть, где в данный момент она ведет уборку, по карте на сайте Комитета по благоустройству. Никто ни от кого ничего не скрывает, все работают так, чтобы максимально не мешать друг другу.

"Петербургский дневник": И здесь, наверное, возникает проблема с припаркованными на обочинах машинами. Как удается решать этот вопрос?

Николай Бондаренко: Приведу пример. Мы чистили Малую Посадскую ул. На нее ушла практически целая ночь. За сутки администрация района предупредила автомобилистов, объявив, что с 22 часов будет уборка. Половина машин уехала, но на их место приехали другие, хоть и оставили телефоны. Потом пришли уборочная техника, эвакуаторы, которые отодвигали машины в сторону, за это время чистили дорогу и ставили на место. Пока только такими методами можно провести комплексную уборку. Часто говорят: как же так, прошла неделя, а снег как был у обочины, так и остался, но, для того чтобы так чистить улицу, надо отправить туда мощную колонну. Только так можно добиться хорошего результата.

"Петербургский дневник": То есть нарушителей очень много?

Николай Бондаренко: Я могу понять человека, который приехал с работы, поставил машину и пошел домой, но, к большому сожалению, особая требовательность к коммунальным службам не соотносится с собственной ответственностью. В 2011 г. Верховный суд РФ запретил ставить таблички со временем действия знака по четным и нечетным дням недели. Сейчас можно указать только время, но у нас не хватит сотрудников ГИБДД, которые привлекли бы тех, кто нарушает этот знак. Часто сознательность проявляется, когда табличка сообщает, что работает эвакуатор.

"Петербургский дневник": Тем не менее иногда бывает так, что тротуар вроде бы почистили, а он снова в снегу и наледи…

Николай Бондаренко: Работают ведь и сотрудники управляющих компаний. А тут парадокс. Дорожники ночью убрали улицы, а днем жилищники, очищая крыши, сбрасывали снег на тротуары. Кровельщику запрещено работать в темное время суток. В этом году приходилось сплошь и рядом нарушать это правило, люди работали с 8 утра до 18‑21 часа. Теперь предложили жилищникам после очистки кровли отодвигать снег и лед на обочину, оттуда дорожникам легче его забрать.

"Петербургский дневник": По ощущениям многих горожан, тротуары – это более проб­лемное место для уборки. Вы согласны?

Николай Бондаренко: Соглашусь. Дело в том, что из 15 млн м2 тротуаров, которые обслуживает Комитет по благоустройству, одну треть можно убрать только вручную. С историческим центром все гораздо сложнее, чем в спальных районах, здесь тротуары узкие, техника на них не заедет. Например, в Петроградском районе из 700 тыс. м2 тротуаров половину должны чистить работники ручного труда. Какое же количество специалистов нужно, чтобы сразу устранить гололед? Если один дворник при высоте снега более 10 см за смену должен убирать 800 м2..

"Петербургский дневник": Получается, больше 3 тыс. человек нужно только на Петроградке…

Николай Бондаренко: Да, но мы не можем себе позволить содержать такое количество людей, ожидая, что вдруг случится аномалия. Поэтому до сих пор продолжаем убирать последствия снегопадов теми силами, которые есть. А при количестве снега 40 см и выше дворнику тоже работать очень непрос­то. Сколько сил должно быть у этого человека, чтобы он уложился в регламент? Что же мы требуем невозможного от людей? Даже техника, хоть она и железная, имеет свои возможности. В итоге после снегопада, а потом гололеда понадобилась неделя, для того чтобы засыпать все тротуары песком, и теперь в Интернете начали появляться комментарии: летом, мол, не надо никуда ехать, чтобы отдохнуть на песке, его хватает и на улицах. Получается, что и гололед – плохо, и просыпанные улицы – тоже плохо… А если мы предполагаем, что дворник будет работать в полторы смены, то это уже 5 тыс. человек только на Петроградской стороне. Причем столько же надо для уборки внутриквартальных территорий. Разве это реально?

"Петербургский дневник": А сколько сейчас специалистов?

Николай Бондаренко: Площадь тротуаров, которые закреплены за Комитетом по благоустройству и где требуется ручная уборка, составляет около 5 млн м2. Там сейчас работают всего 1 тыс. человек с учетом привлеченных (внештатных) специалистов. На внутриквартальных территориях работают дворники управляющих компаний, они закреплены за Жилищным комитетом и получают зарплату из квартплаты и субсидий на уборку внутриквартальных территорий. Мы же не можем сказать петербуржцам: выпал снег – платите больше. Есть тариф. Только на общем собрании люди могут проголосовать за то, чтобы доплатить за уборку. Но кто поднимет руку?

"Петербургский дневник": Песок не соль, он не растворится в воде и не уйдет в канализацию. Стоит ли весной нам ожидать пыльных бурь?

Николай Бондаренко: Мы уже высыпали на улицы около 70 тыс. т песка, сколько по итогам всей прошлой зимы. У нас есть опыт марта этого года, когда мы, не дожидаясь 1 апреля, начали чистить город. Если увидим, что поднимается пыль, начнем работать спецсоставами, которые ее гасят, либо прометать. В ноябре, когда была оттепель, мы уже это делали. Будем заниматься тем же.

"Петербургский дневник": Иногда можно встретить мнение, что проще вернуться к соли в чистом виде, тогда и уборка дешевле получится. Обсуждается ли этот вопрос?

Николай Бондаренко: Вопрос с солью закрыт. Мы будем ее использовать в очень ограниченных количествах, в составе песко-соляной смеси, только для того, чтобы обработать те места, где возможны аварии, или в сложных погодных условиях. А насчет цены… По некоторым расчетам, если брать небольшой период, бессолевая уборка получается дороже, а по году в целом нет.

Фото: Baltphoto / М. Киреев

"Петербургский дневник": Снег остается не только на тротуарах, но и на крышах. В этом году петербуржцы вновь увидели сосульки. Есть ли у города план, как избавиться от наледи?

Николай Бондаренко: Конечно, предстоит огромная работа. Управляющие компании должны до середины лета выполнить изоляцию трубопроводов, которые проходят в чердачных помещениях, утеплить выходы на чердаки, до следующего года – восстановить теплоизоляцию вентиляционных каналов. Это очень большой объем работы, деньги на эти работы запланированы в текущем ремонте.

Наша задача состоит в том, чтобы исключить попадание теплого воздуха в чердачные помещения, а также обеспечить естественную циркуляцию воздуха. Опыт показал, что, выполнив эти условия при проведении в том числе капитального ремонта кровель, удается избавиться от образования сосулек.

"Петербургский дневник": Но пока приходится чистить?

Николай Бондаренко: Да, в сложных ситуациях приходится привлекать кровельщиков из сторонних организаций, они, понимая, что у нас нет выхода, ставят свои условия – от 25 до 30 рублей за один погонный метр.

Мы подсчитали, сколько раз за зиму при таких расценках мы можем почис­тить крышу. Два раза, но это при условии, если все горожане вовремя заплатят за ЖКУ. А мы только в нояб­ре по 5 раз чистили каждую кровлю, во много раз перебрали статью расходов, ведь крышу надо чистить только вручную. Эти расходы никак не компенсировать, если тариф – 56 копеек за 1 м2  жилой площади.

"Петербургский дневник": Уже зафиксированы случаи, когда петербуржцы получали травмы от падения наледи?

Николай Бондаренко: К сожалению, да. Каждый случай расследовался, в районах принимались оперативные меры для исправления ситуации.

Я бы хотел еще раз призвать петербуржцев не заходить в опасную зону, которая ограждена, и обращать внимание на объявления. Аномальные погодные условия требуют более внимательного отношения во время передвижения на улице и диктуют определенный скоростной режим на дорогах.

Мы все городские жители, у нас определенный ритм, мы боимся куда‑то опоздать, где‑то нарушить ­какие‑то условности. Когда человек едет на машине, скорость из‑за снегопада неминуемо снижается, все начинают тормозить. Потом нервничают и пишут в Интернете, что город не готов к зиме. Но кому от этого лучше? А надо просто понять, что есть условия, которые имеют непреодолимую силу, и нельзя сделать так, чтобы снег или дождь пропал в один момент. Помните, когда в Петербурге были ливни, город тоже вставал в пробки. Будем надеяться, что этой зимой все аномалии позади и оставшиеся снежные дни принесут нам только положительные эмоции.


Текст: Ирина Тищенко
Фото: Baltphoto / А. Пронин

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 
КОММЕНТАРИИ (3)
  • Евгений Иващенко 30 января в 09:20
    "По некоторым расчетам, если брать небольшой период, бессолевая уборка получается дороже, а по году в целом нет." - странно у них как-то получается, нелогично. Интересно, учитываются ли затраты на то, что из-за песка весной приходится начинать уборку города на месяц раньше? И машины гонять дольше и чаще? А как насчет закупки обеспыливающих составов? Это хлористый кальций, как я понимаю. Он, между прочим, стоит от 17 тыс руб за тонну - или это не считается?
  • Марина Огненко 13 февраля в 17:04
    "мы не можем позволить себе столько дворников.." Естественно 5000 дворников на Дворцовую-перебор. Так это все и не понадобилось бы, если бы в нормальных количествах грамотно использовались реагенты. Тогда и производительность дворников бы увеличилась.
  • Катя Соколова 17 февраля в 15:43
    Ключевое слово "грамотно". У них грамотно не получается - либо полкило на квадратный метр, либо никак...

Новости в сети

Новости

Новости в сети