Новости в сети

Loading...

Из любой газеты или простой бумаги можно создать настоящее произведение искусства. Как – знает известный на всю страну петербуржец Роман Шустров. К делу мечты его привел... застрявший в горле крючок от старинной немецкой куклы.

Милый сгорбленный старичок с зонтиком – эта кукла на скамейке Измайловского сада знакома каждому. Ее прозвали "Петербургским ангелом". Пусть он уступает Медному всаднику по размеру, но именно такие произведения – маленькие, почти интимные – составляют душу нашего города.

Фото: visit-petersburg.ru

Создатель ангела петербуржец Роман Шустров, один из самых известных кукольных художников-скульпторов России, посвятил эту скульптуру всем старикам из его детства, пережившим страшные годы блокады.

Главная техника мастера – папье-маше, в основе работ – клочки газет. Автор признается, что из плохих новостей хорошую куклу не сделаешь, поэтому материалы отбирает тщательно. Куклы выглядят очень по‑петербургски: цвета труб, асфальта, потемневшего снега, а внутри – свет и доброта. Птицеловы, шуты, клоуны, циркачи – любимые образы Романа Шустрова. Все они немного чудаковаты, "не от мира сего". И живут не только в нашем городе, но и в частных собраниях Италии, Франции, Голландии, Норвегии.

Фото: Д. Фуфаев

В мастерскую к автору мечтает попасть каждый художник. Сам Роман, по его словам, считает своей мастерской "всю кукольную структуру нашего города". Он принимал активное участие в создании Музея кукол, Музея авторской игрушки, кукольных галерей. Все, кто хочет познакомиться с мастером, могут прийти на презентацию его книги 18 февраля в 15:00 в Лавку художника (Невский пр., 8).

Вопросы о том, почему взрослый мужчина занимается куклами, его уже давно не смущают: для него это не игрушки, а сама жизнь.

"Петербургский дневник": Где вы учились и как складывалась ваша карьера?

Роман Шустров: Путь художника, работавшего в жанре декоративной куклы в нашей стране, был очень своеобразен. Это сейчас можно закончить всевозможные курсы, школы, пройти мастер-классы. В 80-х гг. прошлого века ничего подобного не существовало, как и самого жанра "декоративная кукла". Просто в то время в разных географических точках страны находились мастера, создававшие кукол вне контекста жанра. Это могли быть профессиональные художники театра, ДПИ, дизайнеры, оформители, а часто и люди, не имевшие отношения к профессиональному искусству. Каждый шел своим путем: от керамической пластики, театральной и этнографической куклы, дизайна или, как я, спонтанно. Искусствоведы не могли определить род нашей деятельности, не было ни экспертов, ни коллекционеров. Полная свобода от всего!

Фото: Д. Фуфаев

"Петербургский дневник": Когда вы впервые почувствовали тягу к творчеству?

Роман Шустров: Я всю сознательную жизнь пытаюсь найти эту точку отсчета. Может, декоративный мир детских фантазий так повлиял? Хотя был еще мистический случай, когда я в возрасте 2 лет проглотил железный крючок от старинной немецкой куклы, застрявший у меня глубоко в горле. Бабушка вовремя заметила и, зацепив крючок пальцем, вытащила его. Было ли это случайностью или знаком судьбы?

"Петербургский дневник": Как выглядело первое творение ваших рук?

Роман Шустров:  Самым первым образом, воплощенным в кукле, был Дуремар. Остается догадываться, чем меня пленил с детских лет этот персонаж. Надеюсь, не схожестью характеров… Скорее всего, мне было жалко эту сгорбленную, линялую, вечно падающую в лужи фигурку. Еще он близок по духу нашим сугубо петербургским литературным персонажам – Акакию Башмачкину, Семену Мармеладову. А свою авторскую технику росписи я обрел случайно, работая бутафором в театре им. В.Ф. Комиссаржевской. Хотя и эта случайность вполне закономерна. Родной город всегда мне подсказывал путь.

Фото: Д. Фуфаев

"Петербургский дневник": Как складывался путь к открытию собственной мастерской, какие были сложности и что вас вдохновляло? Было ли желание все бросить и поменять вид деятельности?

Роман Шустров:  Возможно, это прозвучит слишком пафосно, но я считаю своей мастерской всю кукольную структуру нашего города. Ведь я принимал самое активное участие в создании обоих музеев кукольного искусства, кукольных галерей, организации и проведении важных кукольных выставок. Много лет создавал сообщество кукольников. А в нашем городе много талантливых самобытных художников, работающих в этом жанре. И я этим очень горжусь.

"Петербургский дневник": Сегодня есть много способов украшать город, делать его особенным, индивидуализировать – например, развешивать необычные дорожные знаки, делать граффити с портретами известных людей, в том числе и украшать скульптурами. Как вы относитесь к этим веяниям и что, на ваш взгляд, создает особую атмосферу в городе?

Фото: Д. Фуфаев

Роман Шустров: Это прекрасный вопрос. Характер нашего старого города и строгий и добрый одновременно. Он смотрит на жителей как бы немного сверху. Чтобы увидеть ангелов, маскароны на фасадах, атлантов и купола, надо обязательно задрать голову вверх. А вот скульптуры малых форм у нас очень мало. Я ее называю душевной городской скульптурой. На расстоянии протянутой руки. И мне, конечно, очень приятно видеть в самых неожиданных местах хорошо исполненные граффити, барельефы и небольшие скульптуры.

2017-02-03T11:11:00+03:00
Создатель Петербургского ангела рассказал о том, как сделать чудо из газеты

Из любой газеты или простой бумаги можно создать настоящее произведение искусства. Как – знает известный на всю страну петербуржец Роман Шустров. К делу мечты его привел... застрявший в горле крючок от старинной немецкой куклы.

Читать далее

Милый сгорбленный старичок с зонтиком – эта кукла на скамейке Измайловского сада знакома каждому. Ее прозвали "Петербургским ангелом". Пусть он уступает Медному всаднику по размеру, но именно такие произведения – маленькие, почти интимные – составляют душу нашего города.

Фото: visit-petersburg.ru

Создатель ангела петербуржец Роман Шустров, один из самых известных кукольных художников-скульпторов России, посвятил эту скульптуру всем старикам из его детства, пережившим страшные годы блокады.

Главная техника мастера – папье-маше, в основе работ – клочки газет. Автор признается, что из плохих новостей хорошую куклу не сделаешь, поэтому материалы отбирает тщательно. Куклы выглядят очень по‑петербургски: цвета труб, асфальта, потемневшего снега, а внутри – свет и доброта. Птицеловы, шуты, клоуны, циркачи – любимые образы Романа Шустрова. Все они немного чудаковаты, "не от мира сего". И живут не только в нашем городе, но и в частных собраниях Италии, Франции, Голландии, Норвегии.

Фото: Д. Фуфаев

В мастерскую к автору мечтает попасть каждый художник. Сам Роман, по его словам, считает своей мастерской "всю кукольную структуру нашего города". Он принимал активное участие в создании Музея кукол, Музея авторской игрушки, кукольных галерей. Все, кто хочет познакомиться с мастером, могут прийти на презентацию его книги 18 февраля в 15:00 в Лавку художника (Невский пр., 8).

Вопросы о том, почему взрослый мужчина занимается куклами, его уже давно не смущают: для него это не игрушки, а сама жизнь.

"Петербургский дневник": Где вы учились и как складывалась ваша карьера?

Роман Шустров: Путь художника, работавшего в жанре декоративной куклы в нашей стране, был очень своеобразен. Это сейчас можно закончить всевозможные курсы, школы, пройти мастер-классы. В 80-х гг. прошлого века ничего подобного не существовало, как и самого жанра "декоративная кукла". Просто в то время в разных географических точках страны находились мастера, создававшие кукол вне контекста жанра. Это могли быть профессиональные художники театра, ДПИ, дизайнеры, оформители, а часто и люди, не имевшие отношения к профессиональному искусству. Каждый шел своим путем: от керамической пластики, театральной и этнографической куклы, дизайна или, как я, спонтанно. Искусствоведы не могли определить род нашей деятельности, не было ни экспертов, ни коллекционеров. Полная свобода от всего!

Фото: Д. Фуфаев

"Петербургский дневник": Когда вы впервые почувствовали тягу к творчеству?

Роман Шустров: Я всю сознательную жизнь пытаюсь найти эту точку отсчета. Может, декоративный мир детских фантазий так повлиял? Хотя был еще мистический случай, когда я в возрасте 2 лет проглотил железный крючок от старинной немецкой куклы, застрявший у меня глубоко в горле. Бабушка вовремя заметила и, зацепив крючок пальцем, вытащила его. Было ли это случайностью или знаком судьбы?

"Петербургский дневник": Как выглядело первое творение ваших рук?

Роман Шустров:  Самым первым образом, воплощенным в кукле, был Дуремар. Остается догадываться, чем меня пленил с детских лет этот персонаж. Надеюсь, не схожестью характеров… Скорее всего, мне было жалко эту сгорбленную, линялую, вечно падающую в лужи фигурку. Еще он близок по духу нашим сугубо петербургским литературным персонажам – Акакию Башмачкину, Семену Мармеладову. А свою авторскую технику росписи я обрел случайно, работая бутафором в театре им. В.Ф. Комиссаржевской. Хотя и эта случайность вполне закономерна. Родной город всегда мне подсказывал путь.

Фото: Д. Фуфаев

"Петербургский дневник": Как складывался путь к открытию собственной мастерской, какие были сложности и что вас вдохновляло? Было ли желание все бросить и поменять вид деятельности?

Роман Шустров:  Возможно, это прозвучит слишком пафосно, но я считаю своей мастерской всю кукольную структуру нашего города. Ведь я принимал самое активное участие в создании обоих музеев кукольного искусства, кукольных галерей, организации и проведении важных кукольных выставок. Много лет создавал сообщество кукольников. А в нашем городе много талантливых самобытных художников, работающих в этом жанре. И я этим очень горжусь.

"Петербургский дневник": Сегодня есть много способов украшать город, делать его особенным, индивидуализировать – например, развешивать необычные дорожные знаки, делать граффити с портретами известных людей, в том числе и украшать скульптурами. Как вы относитесь к этим веяниям и что, на ваш взгляд, создает особую атмосферу в городе?

Фото: Д. Фуфаев

Роман Шустров: Это прекрасный вопрос. Характер нашего старого города и строгий и добрый одновременно. Он смотрит на жителей как бы немного сверху. Чтобы увидеть ангелов, маскароны на фасадах, атлантов и купола, надо обязательно задрать голову вверх. А вот скульптуры малых форм у нас очень мало. Я ее называю душевной городской скульптурой. На расстоянии протянутой руки. И мне, конечно, очень приятно видеть в самых неожиданных местах хорошо исполненные граффити, барельефы и небольшие скульптуры.


Текст: Елена Куршук
Фото: Д.Фуфаев

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Социальные сети