Новости в сети

Loading...

Один из наиболее опытных петербургских взрывотехников ОМОНа майор полиции, старший инженер-сапер инженерно-технического отдела ОМОН ГУ Росгвардии по Санкт-Петербургу и ЛО Максим Качан рассказал "ПД", с чем каждый день приходится сталкиваться саперам и как не сломаться, когда любая задача может стать последней.

"Петербургский дневник": С чем приходится сталкиваться взрывотехникам ОМОНа?

Максим Качан: Несмотря на то что закон запрещает сбыт, перевозку и хранение взрывчатых веществ, некоторые граждане отказываются внимать голосу разума и идут на необдуманный риск. Нередки случаи, когда пункты приема металла принимают под видом лома различные боеприпасы. Так, несколько лет назад произошел показательный случай: у одного из приемщиков в руках рванул 152-мм артиллерийский снаряд. Двух человек разорвало на месте, но самое ужасное, что пострадал случайный прохожий. Мужчина спокойно шел примерно в 200 м от места взрыва, когда один из осколков тяжело его ранил. Несмотря на все старания врачей, спасти петербуржца не удалось.

Фото: пресс-служба ГУ Росгвардии по Санкт-Петербургу и Ленинградской области

Довольно часто нам приходится выезжать на рас­снаряжение боеприпасов, оставшихся еще с Великой Отечественной войны. К примеру, во время ремонта одного из старинных домов на наб. реки Фонтанки рабочие обнаружили неразорвавшийся зенитный снаряд, застрявший в стене. Такие боеприпасы особенно опасны: они уже были выпущены из ствола орудия, поэтому их взрыватель находится во взведенном положении. Обычно их уничтожают на месте накладным зарядом, но в тот раз, поскольку взрыв мог повредить культурному наследию города, пришлось рискнуть и удалить снаряд вручную, чтобы потом уничтожить его на спецполигоне.

Не менее показательный пример – обнаруженная пенсионером на пр. Стачек граната Ф-1. Мужчина гулял с собакой, когда обратил внимание на ребристую рубашку гранаты у себя под ногами. Люди годами ходили прямо по гранате, отполировав до блеска ее корпус. Просто чудо, что не случилась трагедия. Так уж получается, что со временем земля выталкивает подобные осколки войны, представляющие серьезную угрозу.

Нечего и говорить о случаях мести или "неудачных шутках", когда приходится иметь дело с самыми разнообразными самодельными взрывными устройствами (СВУ).

"Петербургский дневник": Какая задача оставила самые яркие воспоминания, что называется, на всю жизнь?

Максим Качан: Пожалуй, первое самостоятельное разминирование. В поступившей к нам заявке было сказано, что неизвестный закинул под машину, припаркованную на одной из заправок на Выборгском шоссе, подозрительный сверток, после чего стремительно скрылся.

Мы извлекли этот сверток со всеми предосторожностями и перенесли на ближайший пустырь. Тут-то и выяснилось, что СВУ имело радио­взрыватель. Теоретически злоумышленник мог привести заряд в действие в любой момент.

Расснарядив бомбу, я обнаружил, что в радиовзрывателе отошел один из контактов. Получается, повезло.

"Петербургский дневник": Говорят, что смел не тот, кто не боится, а кто способен перебороть свой страх. Вам бывает страшно?

Максим Качан: Когда работаешь, то полнос­тью сосредоточен на задаче, у тебя просто нет права отвлекаться на что‑либо еще. Это штучная работа, каждый выезд по‑своему уникален, и права на ошибку нет: ведь от тебя зависит не только собственная жизнь, но и здоровье окружающих.

Конечно, в моральном и физическом плане это нелегкая работа. Наверное, поэтому многие новички не выдерживают и полугода, просят о переводе. Страху нельзя поддаваться, его нужно научиться использовать как катализатор, способный активизировать в нужный момент все ресурсы организма. К тому же по‑настоящему страшно становится после выполнения задачи, когда начинаешь анализировать свои действия, думать, что могло бы произойти, поступи ты иначе. Тем, кто мечтает похудеть, нужно идти в саперы: иной раз можно потерять несколько килограммов в день.

"Петербургский дневник": Что больше помогает в обнаружении взрывного устройства: роботы и другие технические новинки или натренированные собаки?

Максим Качан: Техника способна на многое. У нас на вооружении есть роботы, способные самостоятельно расснарядить или ликвидировать заряд, но существует ряд ограничений. Скажем, на лестницу или в узкий проход машина не пройдет. Тогда на помощь приходят кинологи с подготовленными животными, способными быстро обнаружить заряд, ведь дорога каждая секунда. При этом эффективно собака может работать около получаса, потом от большого напряжения у нее может пойти носом кровь. Поэтому я не стал бы говорить, кто лучше, они взаимодополняют друг друга.

"Петербургский дневник": Существуют ли приметы, по которым можно уверенно сказать, что перед вами не бомба?

Максим Качан: Нет, но есть признаки принадлежности предмета к взрывчатым устройствам: арабская вязь, торчащие провода, националистическая символика. Но наверняка не угадаешь. Опытный минер постарается замаскировать такие детали, поэтому, пока не доказано обратное, любой подозрительный предмет считается серьезной угрозой.

"Петербургский дневник": По вашему мнению, зачем люди занимаются лжеминированием?

Максим Качан: Одни из мести, другие от обиды или "ради шутки"… Дело не в том, почему люди это делают, а в том, что они не осознают, к чему могут привести их действия.

Скажем, кого‑то достал сосед, который занят бесконечным ремонтом. Человек звонит и говорит, что квартира наверху заминирована. В итоге приходится эвакуировать весь дом. Еще хуже, когда это происходит ночью или в мороз. Из-за глупости лжеминера страдают все. Я уж и не вспомню, сколько раз мы выезжали на "заминированную" налоговую!

Всем телефонным "минерам" следует уяснить, что мы никогда не выезжаем для проформы, каждая заявка, даже заведомо абсурдная, требует самой тщательной проверки, а это огромные затраты времени и сил. На моей памяти была смена, когда только моя команда выезжала на заявки 27 раз. Из-за чьих-то личных амбиций, мести или глупости сапер может просто не успеть туда, где он действительно нужен.

ОМОН (отряд мобильный особого назначения, ранее – отряд милиции особого назначения) – спецподразделение Росгвардии. ОМОН при ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области был образован 25 ноября 1988 г., одним из первых в стране. В задачи подразделения входят охрана общественного порядка, задержание террористов, обезвреживание взрывоопасных предметов и освобождение заложников.

40 кг весит стандартный костюм защиты сапера "Грот", оснащенный жидкостной системой охлаждения и отличающийся высокой ударопрочностью.

1056 зарядов расснарядил Максим Качан за последние несколько лет, не считая значительного количества потенциально опасных предметов, оказавшихся пустышками.

2017-02-06T12:52:00+03:00
Старший инженер-сапер Максим Качан: права на ошибку нет

Один из наиболее опытных петербургских взрывотехников ОМОНа майор полиции, старший инженер-сапер инженерно-технического отдела ОМОН ГУ Росгвардии по Санкт-Петербургу и ЛО Максим Качан рассказал "ПД", с чем каждый день приходится сталкиваться саперам и как не сломаться, когда любая задача может стать последней.

Читать далее

"Петербургский дневник": С чем приходится сталкиваться взрывотехникам ОМОНа?

Максим Качан: Несмотря на то что закон запрещает сбыт, перевозку и хранение взрывчатых веществ, некоторые граждане отказываются внимать голосу разума и идут на необдуманный риск. Нередки случаи, когда пункты приема металла принимают под видом лома различные боеприпасы. Так, несколько лет назад произошел показательный случай: у одного из приемщиков в руках рванул 152-мм артиллерийский снаряд. Двух человек разорвало на месте, но самое ужасное, что пострадал случайный прохожий. Мужчина спокойно шел примерно в 200 м от места взрыва, когда один из осколков тяжело его ранил. Несмотря на все старания врачей, спасти петербуржца не удалось.

Фото: пресс-служба ГУ Росгвардии по Санкт-Петербургу и Ленинградской области

Довольно часто нам приходится выезжать на рас­снаряжение боеприпасов, оставшихся еще с Великой Отечественной войны. К примеру, во время ремонта одного из старинных домов на наб. реки Фонтанки рабочие обнаружили неразорвавшийся зенитный снаряд, застрявший в стене. Такие боеприпасы особенно опасны: они уже были выпущены из ствола орудия, поэтому их взрыватель находится во взведенном положении. Обычно их уничтожают на месте накладным зарядом, но в тот раз, поскольку взрыв мог повредить культурному наследию города, пришлось рискнуть и удалить снаряд вручную, чтобы потом уничтожить его на спецполигоне.

Не менее показательный пример – обнаруженная пенсионером на пр. Стачек граната Ф-1. Мужчина гулял с собакой, когда обратил внимание на ребристую рубашку гранаты у себя под ногами. Люди годами ходили прямо по гранате, отполировав до блеска ее корпус. Просто чудо, что не случилась трагедия. Так уж получается, что со временем земля выталкивает подобные осколки войны, представляющие серьезную угрозу.

Нечего и говорить о случаях мести или "неудачных шутках", когда приходится иметь дело с самыми разнообразными самодельными взрывными устройствами (СВУ).

"Петербургский дневник": Какая задача оставила самые яркие воспоминания, что называется, на всю жизнь?

Максим Качан: Пожалуй, первое самостоятельное разминирование. В поступившей к нам заявке было сказано, что неизвестный закинул под машину, припаркованную на одной из заправок на Выборгском шоссе, подозрительный сверток, после чего стремительно скрылся.

Мы извлекли этот сверток со всеми предосторожностями и перенесли на ближайший пустырь. Тут-то и выяснилось, что СВУ имело радио­взрыватель. Теоретически злоумышленник мог привести заряд в действие в любой момент.

Расснарядив бомбу, я обнаружил, что в радиовзрывателе отошел один из контактов. Получается, повезло.

"Петербургский дневник": Говорят, что смел не тот, кто не боится, а кто способен перебороть свой страх. Вам бывает страшно?

Максим Качан: Когда работаешь, то полнос­тью сосредоточен на задаче, у тебя просто нет права отвлекаться на что‑либо еще. Это штучная работа, каждый выезд по‑своему уникален, и права на ошибку нет: ведь от тебя зависит не только собственная жизнь, но и здоровье окружающих.

Конечно, в моральном и физическом плане это нелегкая работа. Наверное, поэтому многие новички не выдерживают и полугода, просят о переводе. Страху нельзя поддаваться, его нужно научиться использовать как катализатор, способный активизировать в нужный момент все ресурсы организма. К тому же по‑настоящему страшно становится после выполнения задачи, когда начинаешь анализировать свои действия, думать, что могло бы произойти, поступи ты иначе. Тем, кто мечтает похудеть, нужно идти в саперы: иной раз можно потерять несколько килограммов в день.

"Петербургский дневник": Что больше помогает в обнаружении взрывного устройства: роботы и другие технические новинки или натренированные собаки?

Максим Качан: Техника способна на многое. У нас на вооружении есть роботы, способные самостоятельно расснарядить или ликвидировать заряд, но существует ряд ограничений. Скажем, на лестницу или в узкий проход машина не пройдет. Тогда на помощь приходят кинологи с подготовленными животными, способными быстро обнаружить заряд, ведь дорога каждая секунда. При этом эффективно собака может работать около получаса, потом от большого напряжения у нее может пойти носом кровь. Поэтому я не стал бы говорить, кто лучше, они взаимодополняют друг друга.

"Петербургский дневник": Существуют ли приметы, по которым можно уверенно сказать, что перед вами не бомба?

Максим Качан: Нет, но есть признаки принадлежности предмета к взрывчатым устройствам: арабская вязь, торчащие провода, националистическая символика. Но наверняка не угадаешь. Опытный минер постарается замаскировать такие детали, поэтому, пока не доказано обратное, любой подозрительный предмет считается серьезной угрозой.

"Петербургский дневник": По вашему мнению, зачем люди занимаются лжеминированием?

Максим Качан: Одни из мести, другие от обиды или "ради шутки"… Дело не в том, почему люди это делают, а в том, что они не осознают, к чему могут привести их действия.

Скажем, кого‑то достал сосед, который занят бесконечным ремонтом. Человек звонит и говорит, что квартира наверху заминирована. В итоге приходится эвакуировать весь дом. Еще хуже, когда это происходит ночью или в мороз. Из-за глупости лжеминера страдают все. Я уж и не вспомню, сколько раз мы выезжали на "заминированную" налоговую!

Всем телефонным "минерам" следует уяснить, что мы никогда не выезжаем для проформы, каждая заявка, даже заведомо абсурдная, требует самой тщательной проверки, а это огромные затраты времени и сил. На моей памяти была смена, когда только моя команда выезжала на заявки 27 раз. Из-за чьих-то личных амбиций, мести или глупости сапер может просто не успеть туда, где он действительно нужен.

ОМОН (отряд мобильный особого назначения, ранее – отряд милиции особого назначения) – спецподразделение Росгвардии. ОМОН при ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области был образован 25 ноября 1988 г., одним из первых в стране. В задачи подразделения входят охрана общественного порядка, задержание террористов, обезвреживание взрывоопасных предметов и освобождение заложников.

40 кг весит стандартный костюм защиты сапера "Грот", оснащенный жидкостной системой охлаждения и отличающийся высокой ударопрочностью.

1056 зарядов расснарядил Максим Качан за последние несколько лет, не считая значительного количества потенциально опасных предметов, оказавшихся пустышками.


Текст: Андрей Сергеев
Фото: пресс-служба ГУ Росгвардии по Санкт-Петербургу и Ленинградской области

Новости в сети

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети