Недавно док­тор химических наук и самый цитируемый молодой ученый химического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Надежда Бокач за выдающиеся успехи в области науки и инноваций была удостоена премии президента РФ.


"Петербургский дневник": Надежда Арсеньевна, в указе президента говорится, что награда присуждена вам за достижения в развитии современных методов органического синтеза с участием металлов платиновой группы. В чем суть исследования? 

Надежда Бокач: В целом мы занимаемся тем же, что и все химики-синтетики. Их задача – получение новых соединений, усовершенствование способов получения этих соединений – желательно с полезными свойствами, – которые потом найдут применение на практике. 

"Петербургский дневник": В ваших работах впервые в мире показана новая методология проведения ряда реакций, которая расширяет и дополняет уже имеющиеся подходы. 

Надежда Бокач: Наши подходы являются в своем роде уникальным "конструктором" для получения широкого круга потенциально биологически активных, функциональных, а также уникальных надмолекулярных и наноструктур. С использованием наших методов становится возможным синтезировать металлоорганические соединения с заранее заданными свойствами, что открывает ряд направлений практического применения. Например, для создания противоопухолевых лекарств нового поколения, а также для разработки и развития инновационных технологий получения органических светоизлучающих диодов.

"Петербургский дневник": Можно сказать, что премия подвела некоторые итоги исследований соединений платины. Что дальше?

Надежда Бокач: Планы у меня самые боевые! Хочу продолжить исследования в области химии платины. Те новые полезные свойства, которые мы обнаружили в результате синтеза, позволят нам применять их в качестве катализаторов вулканизации силоксановых полимеров. Эти силоксановые резины интересны тем, что биологически инертны, значит, их можно использовать в медицине, например, производить те же импланты. Кроме того, это хорошие термоизоляционные материалы. 

Хочется также попробовать свои наработки в химии золота. Этот драгоценный металл всегда был популярен в ювелирном деле, а в последнее десятилетие наблюдается бурное развитие химии соединений золота, которые находят самое разнообразное применение – как катализаторы, люминофоры, наноматериалы. Мы бы хотели расширить область наших исследований и на этот металл. 

"Петербургский дневник": Вы все время говорите "мы", "наша" работа...

Надежда Бокач: Всегда вспоминаю замечательное выражение Клода Бернара: "Искусство – это я, наука – это мы!". Химия ведь мультидисциплинарная наука, и известны случаи, когда в одной статье было и 50 авторов. Хочется подчеркнуть, что во всех исследованиях принимают участие мои студенты и аспиранты, которые выполняют экспериментальную работу, производят синтез, исследование вещества. А уже дальнейшее обсуждение мы проводим совместно. Составляем план, решаем, что можно еще сделать, какие свойства необходимо изучить. Поэтому я всегда говорю, что это наш общий труд, наша совместная работа. 

"Петербургский дневник": Значит, вы будете по-прежнему преподавать в университете? 

Надежда Бокач: Обязательно! К нам в университет приходит много достойных ребят, которые хотят заниматься наукой. Мне очень нравится работать с такими заинтересованными студентами и аспирантами. Нравится, когда у них появляются успехи, когда они получают свои первые премии. Когда они радуются, я, как руководитель, тоже радуюсь за них. И еще очень горжусь тем, что в этом есть частичка и моей заслуги. 

"Петербургский дневник": Когда человек добивается признания, интересно знать, с чего он начинал? 

Надежда Бокач: Мне повезло со школьным учителем. А.М. Чередник был очень увлечен химией, он дал мне сильную начальную подготовку. Этот предмет не казался мне сложным и непонятным, как это бывает в школе, когда на него отводится мало часов и ребята просто не успевают заинтересоваться. 

После школы я твердо решила, что выберу специальность, связанную с химией. Поступила в Вологодский пединститут, и там мои следующие два учителя – руководитель курсовой работы О.Б. Кузнецова и З.В. Киреева – приобщили меня к науке. В итоге мы опуб­ликовали статью в журнале, что мне как студентке было особенно приятно. Потом я поступила в аспирантуру Санкт-Петербургского госуниверситета (СПбГУ). И главной темой моей работы стали соединения платины.  

"Петербургский дневник": Конец 1990-х – непростое время. Отсутствие техбазы, скромные зарплаты, невнимание к науке…

Надежда Бокач: В те годы я работала в лаборатории СПбГУ, который имел возможность направлять своих студентов и аспирантов на стажировки за границу. Так я попала в Португалию. Простые операции мы делали здесь, а более сложные – в Техническом университете Лиссабона. На том этапе это было очень полезное сотрудничество. Было интересно посмотреть, как работает другая лаборатория, узнать новое. В общей сложности я провела там 2 года.

"Петербургский дневник": А как же языковой барьер?

Надежда Бокач: Освоила, правда, на бытовом уровне, португальский. А вообще международный язык там английский. Считаю, что разговорный английский мне надо еще совершенствовать. А вот на английском "химическом" выступала с научными докладами, практически свободно пишу статьи в западные научные журналы.

"Петербургский дневник": И, как сказал на вручении премии Владимир Путин, вы – самый цитируемый молодой ученый СПбГУ.

Надежда Бокач: Сейчас у меня более 60 статей и пять обзоров, опубликованных в крупных международных журналах. Но важно отметить еще один момент. Сейчас в петербургском университете происходит масса позитивных перемен. У нас появилось замечательное новое оборудование, много средств выделяется на финансирование исследований, да и реальные доходы сотрудников стали существенно выше. В итоге работать стало проще, и это не может не сказаться на продуктивности!

"Петербургский дневник": Об этом вы и сказали президенту?

Надежда Бокач: Да, и могу с уверенностью повторить, что работать в Санкт-Петербургском университете на химическом факультете стало в последние годы комфортнее, чем в тех западных лабораториях, в которых я ранее занималась исследовательской работой.

Во-первых, у нас действует система поддержки молодых ученых. Примерно 30% бюджета на научные исследования направляется молодым, а это почти 300 млн рублей в год. Это поездки на стажировки в ведущие университеты мира, на научные конференции за счет университета, служебное жилье для молодых специалистов. Ежемесячные доплаты за публикационную активность могут достигать 100 тыс. рублей, конечно, в зависимости от результата. 

Благодаря программе развития у нас сейчас есть самое современное научное оборудование и одна из лучших электронных библиотек в России. 

Если сравнить приборную базу лабораторий в Португалии и Финляндии, где я работала, и у нас, то наши лаборатории сейчас более современные. Раньше мы были вынуждены почти все исследования делать за границей, а теперь проводим их сами. И даже наблюдается обратная ситуация: западные коллеги все чаще обращаются к нам, потому что у нас более совершенные приборы. 

"Петербургский дневник": А как вы узнали о присуждении премии? Как проходила церемония? 

Надежда Бокач: Когда подавали документы, я считала, что шанс получить премию у меня пусть и есть, но небольшой. Потому что 2 года назад моя работа хоть и получила высокие оценки, лауреатом я не стала. Поскольку это очень престижная награда, конкурс огромный – почти 2000 заявок на четыре места. Поэтому, когда мне позвонили из администрации президента, это было приятной неожиданностью. 

Самым волнующим оказалось ожидание. Мы вместе с ведущими и гвардейцами, которые выносят значки лауреатов, стояли перед входом в зал. Но если те были спокойны и даже шутили, то я волновалась очень сильно. Тем более что в зале находились приглашенные мною коллеги, лауреаты прошлых лет, президент Академии наук России, академики, представители высшей власти, губернаторы. После вручения награды началось неформальное общение. И президент спросил, в чем заключалась моя работа, попросил сравнить ситуацию в нашем университете с западными вузами.  

"Петербургский дневник": Что значит для вас наука, исследовательская работа?

Надежда Бокач: Творчество, научная работа приносит мне удовольствие, она мое самое большое хобби. Это то, что мне интересно, что по душе. Это как распутывание клубка, как детективная история, которую нужно расследовать и раскрыть. А ведь часто природа оказывается сильнее и разгадать загадку не удается. Но ведь без горечи поражений нет радости побед. Главное, чтобы побед было больше, чем поражений!

2013-03-05T10:37:00+04:00
Надежда Бокач: Творчество, научная работа - мое самое большое хобби

Недавно док­тор химических наук и самый цитируемый молодой ученый химического факультета Санкт-Петербургского государственного университета Надежда Бокач за выдающиеся успехи в области науки и инноваций была удостоена премии президента РФ.


"Петербургский дневник": Надежда Арсеньевна, в указе президента говорится, что награда присуждена вам за достижения в развитии современных методов органического синтеза с участием металлов платиновой группы. В чем суть исследования? 

Читать далее

Надежда Бокач: В целом мы занимаемся тем же, что и все химики-синтетики. Их задача – получение новых соединений, усовершенствование способов получения этих соединений – желательно с полезными свойствами, – которые потом найдут применение на практике. 

"Петербургский дневник": В ваших работах впервые в мире показана новая методология проведения ряда реакций, которая расширяет и дополняет уже имеющиеся подходы. 

Надежда Бокач: Наши подходы являются в своем роде уникальным "конструктором" для получения широкого круга потенциально биологически активных, функциональных, а также уникальных надмолекулярных и наноструктур. С использованием наших методов становится возможным синтезировать металлоорганические соединения с заранее заданными свойствами, что открывает ряд направлений практического применения. Например, для создания противоопухолевых лекарств нового поколения, а также для разработки и развития инновационных технологий получения органических светоизлучающих диодов.

"Петербургский дневник": Можно сказать, что премия подвела некоторые итоги исследований соединений платины. Что дальше?

Надежда Бокач: Планы у меня самые боевые! Хочу продолжить исследования в области химии платины. Те новые полезные свойства, которые мы обнаружили в результате синтеза, позволят нам применять их в качестве катализаторов вулканизации силоксановых полимеров. Эти силоксановые резины интересны тем, что биологически инертны, значит, их можно использовать в медицине, например, производить те же импланты. Кроме того, это хорошие термоизоляционные материалы. 

Хочется также попробовать свои наработки в химии золота. Этот драгоценный металл всегда был популярен в ювелирном деле, а в последнее десятилетие наблюдается бурное развитие химии соединений золота, которые находят самое разнообразное применение – как катализаторы, люминофоры, наноматериалы. Мы бы хотели расширить область наших исследований и на этот металл. 

"Петербургский дневник": Вы все время говорите "мы", "наша" работа...

Надежда Бокач: Всегда вспоминаю замечательное выражение Клода Бернара: "Искусство – это я, наука – это мы!". Химия ведь мультидисциплинарная наука, и известны случаи, когда в одной статье было и 50 авторов. Хочется подчеркнуть, что во всех исследованиях принимают участие мои студенты и аспиранты, которые выполняют экспериментальную работу, производят синтез, исследование вещества. А уже дальнейшее обсуждение мы проводим совместно. Составляем план, решаем, что можно еще сделать, какие свойства необходимо изучить. Поэтому я всегда говорю, что это наш общий труд, наша совместная работа. 

"Петербургский дневник": Значит, вы будете по-прежнему преподавать в университете? 

Надежда Бокач: Обязательно! К нам в университет приходит много достойных ребят, которые хотят заниматься наукой. Мне очень нравится работать с такими заинтересованными студентами и аспирантами. Нравится, когда у них появляются успехи, когда они получают свои первые премии. Когда они радуются, я, как руководитель, тоже радуюсь за них. И еще очень горжусь тем, что в этом есть частичка и моей заслуги. 

"Петербургский дневник": Когда человек добивается признания, интересно знать, с чего он начинал? 

Надежда Бокач: Мне повезло со школьным учителем. А.М. Чередник был очень увлечен химией, он дал мне сильную начальную подготовку. Этот предмет не казался мне сложным и непонятным, как это бывает в школе, когда на него отводится мало часов и ребята просто не успевают заинтересоваться. 

После школы я твердо решила, что выберу специальность, связанную с химией. Поступила в Вологодский пединститут, и там мои следующие два учителя – руководитель курсовой работы О.Б. Кузнецова и З.В. Киреева – приобщили меня к науке. В итоге мы опуб­ликовали статью в журнале, что мне как студентке было особенно приятно. Потом я поступила в аспирантуру Санкт-Петербургского госуниверситета (СПбГУ). И главной темой моей работы стали соединения платины.  

"Петербургский дневник": Конец 1990-х – непростое время. Отсутствие техбазы, скромные зарплаты, невнимание к науке…

Надежда Бокач: В те годы я работала в лаборатории СПбГУ, который имел возможность направлять своих студентов и аспирантов на стажировки за границу. Так я попала в Португалию. Простые операции мы делали здесь, а более сложные – в Техническом университете Лиссабона. На том этапе это было очень полезное сотрудничество. Было интересно посмотреть, как работает другая лаборатория, узнать новое. В общей сложности я провела там 2 года.

"Петербургский дневник": А как же языковой барьер?

Надежда Бокач: Освоила, правда, на бытовом уровне, португальский. А вообще международный язык там английский. Считаю, что разговорный английский мне надо еще совершенствовать. А вот на английском "химическом" выступала с научными докладами, практически свободно пишу статьи в западные научные журналы.

"Петербургский дневник": И, как сказал на вручении премии Владимир Путин, вы – самый цитируемый молодой ученый СПбГУ.

Надежда Бокач: Сейчас у меня более 60 статей и пять обзоров, опубликованных в крупных международных журналах. Но важно отметить еще один момент. Сейчас в петербургском университете происходит масса позитивных перемен. У нас появилось замечательное новое оборудование, много средств выделяется на финансирование исследований, да и реальные доходы сотрудников стали существенно выше. В итоге работать стало проще, и это не может не сказаться на продуктивности!

"Петербургский дневник": Об этом вы и сказали президенту?

Надежда Бокач: Да, и могу с уверенностью повторить, что работать в Санкт-Петербургском университете на химическом факультете стало в последние годы комфортнее, чем в тех западных лабораториях, в которых я ранее занималась исследовательской работой.

Во-первых, у нас действует система поддержки молодых ученых. Примерно 30% бюджета на научные исследования направляется молодым, а это почти 300 млн рублей в год. Это поездки на стажировки в ведущие университеты мира, на научные конференции за счет университета, служебное жилье для молодых специалистов. Ежемесячные доплаты за публикационную активность могут достигать 100 тыс. рублей, конечно, в зависимости от результата. 

Благодаря программе развития у нас сейчас есть самое современное научное оборудование и одна из лучших электронных библиотек в России. 

Если сравнить приборную базу лабораторий в Португалии и Финляндии, где я работала, и у нас, то наши лаборатории сейчас более современные. Раньше мы были вынуждены почти все исследования делать за границей, а теперь проводим их сами. И даже наблюдается обратная ситуация: западные коллеги все чаще обращаются к нам, потому что у нас более совершенные приборы. 

"Петербургский дневник": А как вы узнали о присуждении премии? Как проходила церемония? 

Надежда Бокач: Когда подавали документы, я считала, что шанс получить премию у меня пусть и есть, но небольшой. Потому что 2 года назад моя работа хоть и получила высокие оценки, лауреатом я не стала. Поскольку это очень престижная награда, конкурс огромный – почти 2000 заявок на четыре места. Поэтому, когда мне позвонили из администрации президента, это было приятной неожиданностью. 

Самым волнующим оказалось ожидание. Мы вместе с ведущими и гвардейцами, которые выносят значки лауреатов, стояли перед входом в зал. Но если те были спокойны и даже шутили, то я волновалась очень сильно. Тем более что в зале находились приглашенные мною коллеги, лауреаты прошлых лет, президент Академии наук России, академики, представители высшей власти, губернаторы. После вручения награды началось неформальное общение. И президент спросил, в чем заключалась моя работа, попросил сравнить ситуацию в нашем университете с западными вузами.  

"Петербургский дневник": Что значит для вас наука, исследовательская работа?

Надежда Бокач: Творчество, научная работа приносит мне удовольствие, она мое самое большое хобби. Это то, что мне интересно, что по душе. Это как распутывание клубка, как детективная история, которую нужно расследовать и раскрыть. А ведь часто природа оказывается сильнее и разгадать загадку не удается. Но ведь без горечи поражений нет радости побед. Главное, чтобы побед было больше, чем поражений!

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети