Почетный гражданин Санкт-Петербурга Михаил Михайлович Бобров вошел в историю нашего города еще в 1941-м, когда ему было всего 18. Он – один из легендарных альпинистов, маскировавших в блокадные дни шпили и купола Северной столицы.

Когда Михаилу Боброву было 15 лет, он получил в подарок от отца горные лыжи (они потом еще послужат ему в боях на Кавказе). В 1940-м Бобров выиграл чемпионат Ленинграда по слалому среди юношей, занял призовое место в первенстве СССР. Попав в горы, он сразу и на всю жизнь полюбил их.

Двадцать второго июня 1941 г. молодой спортсмен участвовал в комсомольском кроссе. На финише он узнал о начале войны. Михаилу удалось уйти на фронт добровольцем. Занятия спортом пригодились, как и школьные успехи в освоении немецкого. Как вспоминает Михаил Михайлович, "наша разведгруппа сообщала о продвижении к городу колонн с техникой и живой силой, искала лесные аэродромы, с которых немцы летали бомбить Ленинград. Мы подрывали мосты, захватывали языков".

До конца августа 1941-го Боброва пять раз забрасывали в тыл врага, затем он был ранен и попал в госпиталь. Там его и нашли для выполнения особо важного задания. Надо было лишить немецких артиллеристов ориентиров для обстрела, которыми служили купола и шпили зданий. Как вспоминал потом Бобров, предлагались разные варианты: "Первый – разобрать. Но где взять столько рабочих рук, чтобы именно разобрать, а не разломать и где-то сложить до лучших времен?.. Второй – построить леса и закрыть эти объекты чехлами. А кто будет строить леса и из чего? Люди и стройматериалы – наперечет... Третий – использовать аэростаты для маскировки. Попробовали, но уже наступила осень, и холодные балтийские ветры устроили такие качели... Тогда Наталья Уствольская, архитектор Василе­островского района, предложила использовать оставшихся в городе альпинистов для маскировочных работ. Она – сама альпинистка – прекрасно знала возможности горовосходителей. Вот нас тогда и разыскали. Оля Фирсова, хормейстер, разгружала мины в порту. Алоиз Земба, мой друг, старше меня лет на шесть, был ранен в финскую войну. Мы начали закрывать высотные объекты 14 сентября и работали до середины февраля 1942-го. Первым был Исаакий. Его купол и звонницы покрасили шаровой масляной краской в сентябре. Начинали работу, сидя верхом на кресте (высота 101,5 м). Когда закончили, сразу сократился прицельный обстрел в этом районе. Позолота Исаакия и Петропавловки производилась с помощью гальваноплас­тики и держится крепко, поэтому их можно было красить – серый камуфляж можно потом снять химикатами, не повредив позолоту. Остальные шпили и купола решили закрывать чехлами, ведь они покрыты тончайшими листками сусального золота. Вторым было Адмиралтейство – громадный чехол весом около полутонны сшили за одну ночь".

Осенью 1942-го Михаил Боб­ров встретил в Москве своего бывшего тренера Евгения Белецкого, под чьим руководством он до войны окончил школу инструкторов альпинизма. Тот сообщил Боброву, что по приказу Сталина со всех фронтов отзывают альпинистов для формирования горнострелковых отрядов, ведь к тому времени часть перевалов Кавказа уже была захвачена противником. Немецкая разведка хорошо подготовилась к боевым действиям в горных условиях, засылая своих агентов в Советский Союз. Бобров стал инструктором, обучал солдат и офицеров передвижению в горах. Горная война – особенная. Здесь нет флангов, фронта и тыла. Побеждает тот, кто сумел забраться повыше и организовал круговую оборону.

После Победы Михаил Михайлович окончил Военный институт физической культуры, более 50 лет преподавал физическое воспитание в вузах города. Он подготовил 54 мастеров спорта по современному пятиборью. Среди его учеников заслуженные мас­тера спорта: чемпион Олимпиады в Мельбурне Александр Тарасов, серебряный призер Игр в Риме Николай Татаринов, чемпион мира Вячеслав Белов. Сборная Ленинграда под руководством Боброва четырежды становилась чемпионом и призером Советского Союза.

Секрет его здоровья и долголетия прост: "Бегаю по выходным, а иногда и на неделе в ЦПКиО или Приморском парке Победы. Круг там – 5 км. Еще три туда, три обратно – десятка набирается. Кровеносные сосуды должны быть как шланги резиновые – их все время прокачивать надо, чтобы не засорялись, упругие были. Если научишься держать 120 ударов в минуту в течение получаса кросса – до 100 лет легко проживешь. И вечно будешь молодым!".

2014-01-27T12:15:00+04:00
Почетный гражданин Петербурга Михаил Бобров в блокаду спасал соборы от обстрелов

Почетный гражданин Санкт-Петербурга Михаил Михайлович Бобров вошел в историю нашего города еще в 1941-м, когда ему было всего 18. Он – один из легендарных альпинистов, маскировавших в блокадные дни шпили и купола Северной столицы.

Читать далее

Когда Михаилу Боброву было 15 лет, он получил в подарок от отца горные лыжи (они потом еще послужат ему в боях на Кавказе). В 1940-м Бобров выиграл чемпионат Ленинграда по слалому среди юношей, занял призовое место в первенстве СССР. Попав в горы, он сразу и на всю жизнь полюбил их.

Двадцать второго июня 1941 г. молодой спортсмен участвовал в комсомольском кроссе. На финише он узнал о начале войны. Михаилу удалось уйти на фронт добровольцем. Занятия спортом пригодились, как и школьные успехи в освоении немецкого. Как вспоминает Михаил Михайлович, "наша разведгруппа сообщала о продвижении к городу колонн с техникой и живой силой, искала лесные аэродромы, с которых немцы летали бомбить Ленинград. Мы подрывали мосты, захватывали языков".

До конца августа 1941-го Боброва пять раз забрасывали в тыл врага, затем он был ранен и попал в госпиталь. Там его и нашли для выполнения особо важного задания. Надо было лишить немецких артиллеристов ориентиров для обстрела, которыми служили купола и шпили зданий. Как вспоминал потом Бобров, предлагались разные варианты: "Первый – разобрать. Но где взять столько рабочих рук, чтобы именно разобрать, а не разломать и где-то сложить до лучших времен?.. Второй – построить леса и закрыть эти объекты чехлами. А кто будет строить леса и из чего? Люди и стройматериалы – наперечет... Третий – использовать аэростаты для маскировки. Попробовали, но уже наступила осень, и холодные балтийские ветры устроили такие качели... Тогда Наталья Уствольская, архитектор Василе­островского района, предложила использовать оставшихся в городе альпинистов для маскировочных работ. Она – сама альпинистка – прекрасно знала возможности горовосходителей. Вот нас тогда и разыскали. Оля Фирсова, хормейстер, разгружала мины в порту. Алоиз Земба, мой друг, старше меня лет на шесть, был ранен в финскую войну. Мы начали закрывать высотные объекты 14 сентября и работали до середины февраля 1942-го. Первым был Исаакий. Его купол и звонницы покрасили шаровой масляной краской в сентябре. Начинали работу, сидя верхом на кресте (высота 101,5 м). Когда закончили, сразу сократился прицельный обстрел в этом районе. Позолота Исаакия и Петропавловки производилась с помощью гальваноплас­тики и держится крепко, поэтому их можно было красить – серый камуфляж можно потом снять химикатами, не повредив позолоту. Остальные шпили и купола решили закрывать чехлами, ведь они покрыты тончайшими листками сусального золота. Вторым было Адмиралтейство – громадный чехол весом около полутонны сшили за одну ночь".

Осенью 1942-го Михаил Боб­ров встретил в Москве своего бывшего тренера Евгения Белецкого, под чьим руководством он до войны окончил школу инструкторов альпинизма. Тот сообщил Боброву, что по приказу Сталина со всех фронтов отзывают альпинистов для формирования горнострелковых отрядов, ведь к тому времени часть перевалов Кавказа уже была захвачена противником. Немецкая разведка хорошо подготовилась к боевым действиям в горных условиях, засылая своих агентов в Советский Союз. Бобров стал инструктором, обучал солдат и офицеров передвижению в горах. Горная война – особенная. Здесь нет флангов, фронта и тыла. Побеждает тот, кто сумел забраться повыше и организовал круговую оборону.

После Победы Михаил Михайлович окончил Военный институт физической культуры, более 50 лет преподавал физическое воспитание в вузах города. Он подготовил 54 мастеров спорта по современному пятиборью. Среди его учеников заслуженные мас­тера спорта: чемпион Олимпиады в Мельбурне Александр Тарасов, серебряный призер Игр в Риме Николай Татаринов, чемпион мира Вячеслав Белов. Сборная Ленинграда под руководством Боброва четырежды становилась чемпионом и призером Советского Союза.

Секрет его здоровья и долголетия прост: "Бегаю по выходным, а иногда и на неделе в ЦПКиО или Приморском парке Победы. Круг там – 5 км. Еще три туда, три обратно – десятка набирается. Кровеносные сосуды должны быть как шланги резиновые – их все время прокачивать надо, чтобы не засорялись, упругие были. Если научишься держать 120 ударов в минуту в течение получаса кросса – до 100 лет легко проживешь. И вечно будешь молодым!".

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети