О том, каким будет новый следственный изолятор, который придет на смену знаменитым "Крестам", рассказывает заместитель начальника УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области полковник внутренней службы Сергей Мойсеенко, который курирует вопросы строительства комфортабельного СИЗО вблизи Лагерного шоссе в Колпино.

"Петербургский дневник": Что из себя будет представлять новый комплекс, и когда он вступит в эксплуатацию?

Сергей Мойсеенко: Строительство следственного изолятора на 4 тыс. мест ведется с 2007 года. Проектирование и строительство началось практически одновременно, потому что данный объект для города знаковый. В целом новый СИЗО знаковый и для страны, поскольку строительство новых изоляторов в России в последние годы особо не проводилось либо объекты данного назначения строились поэтапно. У нас же строится целый комплекс. В соответствии с намеченными планами по федеральной целевой программе строительство объекта планировалось завершить в мае 2013 года. Но с учетом корректировок, которые проводились по программе, в том числе в плане сокращения финансирования, этот срок отодвинулся. Мы планируем в декабре 2015 года ввести объект в эксплуатацию. Уровень строительной готовности на сегодняшний день достаточно высокий. Уже во втором полугодии этого года мы планируем начать предварительный прием объектов, которые находятся в стадии завершения. Сейчас мы вышли на стадию отделки помещений и монтаж оборудования.

"Петербургский дневник": А кто финансирует и кто непосредственно строит объект?

Сергей Мойсеенко: Все финансирование идет из средств федерального бюджета, так как строительство данного объекта, как я уже говорил, осуществляется в рамках реализации федеральной целевой программы. Строительство объекта осуществляет ОАО "ГСК". Стоимость строительства по контракту составляет 11 млрд 907 млн рублей.

"Петербургский дневник": Каковы основные характеристики объекта?

Сергей Мойсеенко: Он располагается на площади 35 гектаров, из которых площадь застройки составляет 32 гектара. Объект представляет из себя более 20 зданий и сооружений общей площадью 164 тыс. кв. метров, в том числе более 20 тыс. кв. метров - камерных. Если конкретно, в одном режимном восьмиэтажном корпусе (а их два), рассчитанном на 1792 человека, 512 камер. Сами камеры вух- и четырехместные с большими окнами в 2,7 кв. метров, причем в четырехместной камере таких окна два. Есть еще режимный корпус с одиночными камерами и карцерами на 136 человек, столовая на 150 посадочных мест и кухня, прачечная и производственные мастерские, медицинская часть с амбулаторий и стационаром, убежища гражданской обороны.  Выделено место и под церковь, строительство которой будет осуществлять РПЦ. Предусмотрено и размещение молельных комнат для исповедующих ислам. Также на территории объекта уже построено собственное пожарное депо на 4 автомобиля.

"Петербургский дневник": Не изолятор, а настоящий гостиничный комплекс…

Сергей Мойсеенко: Могу сказать, что жилая камерная площадь составляет 7 кв. метров  на одного подследственного. Это считается европейской нормой. А сама камера, если она на двоих, то 16 кв. метров, а если на четверых, то все 30 кв. метров. Дело в том, что 2 кв. метра отводится на умывальник и санузел, которые есть в каждой камере. При этом санузлы полностью изолированы, для того чтобы можно было обеспечить приватность. То есть если раньше по нормативам была лишь перегородка высотой 1,2 м, то здесь все полностью изолировано и даже есть дверь, световое окно сверху и вентиляция.

Сантехнику мы используем антивандальную, сделанную из нержавеющей стали. Кровати, естественно для таких объемов помещения, будут в один ярус. Кроме того, в камере предусмотрен стол и прикроватные тумбочки. Плюс к тому, что сейчас довольно широко применяется в строительной практике, в коридорные технологические ниши выведены все стояки: трубы отопления, водоснабжения, канализации. Это позволяет с большим удобством  и безопасностью обслуживать сантехнику, делая это не заходя в камеру. То есть тот же бачок унитаза также находится в технологической нише в коридоре. В камере лишь унитаз и кнопка слива. 

"Петербургский дневник": А кондиционеры не предусмотрены?

Сергей Мойсеенко: Нет. Применяется стандартная система вентиляции: приток-вытяжка – все как положено для обеспечения воздухообмена, который предусмотрен действующими строительными нормами и правилами. 

"Петербургский дневник": Исключена ли возможность перестукивания между заключенными соседних камер?

Сергей Мойсеенко: Полностью. Стены из монолитного железобетона. Плюс  система звукоизоляции.

"Петербургский дневник": Архитектурное решение в виде крестов – дань преемственности или в этом есть некий технологический смысл?

Сергей Мойсеенко: Архитекторы, с одной стороны, действительно пытались придерживаться традиций. Но, с другой стороны, система таких крестообразных корпусов себя оправдывает. К примеру, находясь в центральном круге, можно просматривать все коридоры не только при помощи систем видеонаблюдения. А находясь в центральной точке круга, хорошо проглядываются и все корпуса. Вдобавок такое решение делает объект достаточно компактным, несмотря на его внушительную площадь. Отмечу, что у нас в городе и другие следственные изоляторы, не считая "Крестов", частично построены по такой крестообразной системе. 

"Петербургский дневник": Как вы относитесь к тому, что строящийся изолятор уже окрестили "Кресты-2"?

Сергей Мойсеенко: Это вполне нормально. Да и изначально предполагалась некая преемственность, декларированная в том, что новый изолятор строится взамен пока действующим знаменитым "Крестам". И я не сомневаюсь, что когда новый изолятор будет уже действующим учреждением, он подхватит это название.

"Петербургский дневник": Что будет со старыми "Крестами"? Поговаривают, что там хотят делать гостиничный комплекс.

Сергей Мойсеенко: "Кресты" являются государственной собственностью, и решение этого вопроса находится в ведении других компетентных служб. Что касается "тюремной гостиницы", думаю, что все-таки в ней потребности не будет – земля там, как говорится, тяжелая. У нас так много людей в стране прошли через подобные заведения, что не думаю, что у кого-то есть желание вернуться и побывать там снова.

"Петербургский дневник": По крайней мере, слава очень жесткого изолятора за "Крестами" закрепилась точно?

Сергей Мойсеенко: Конечно, изолятор прошел разные времена. Но сейчас там, в принципе, условия тоже вполне нормальные. Все равно, независимо от того, что там идет строительство нового изолятора, мы направляем средства в пока действующие "Кресты" для поддержания там надлежащего состояния. По возможности проводится и ремонт камер. Сейчас там есть и горячее, и холодное водоснабжение. Да и такого, как было в 90-е годы, когда в одной камере находилось до 14 человек, уже давно нет. 

"Петербургский дневник": А вообще, по сегодняшним условиям  содержания, если сравнивать нынешние "Кресты" с тем изолятором, который сейчас строится, отличия все-таки большие, на ваш взгляд?

Сергей Мойсеенко: Безусловно. Во-первых, здесь всего 4 кв. метра на одного подследственного, во-вторых, специфика самой постройки не всегда позволяет обеспечить ту же приватность при отправлении естественных надобностей. 

"Петербургский дневник": А если сравнить новый СИЗО, точнее то, каким он будет, с европейскими изоляторами?

Сергей Мойсеенко: В Европе несколько другой подход к размещению. У них изоляторы очень маленькие. В среднем они рассчитаны на 100-200 человек. 300 подследственных – максимум. Зависит, конечно, от стран, но в той же Швеции изолятор на 152 человека считается самым большим пенитенциарным учреждением в стране. В США, но это уже не Европа, ситуация, конечно, другая. Там есть изоляторы, в которых содержится и по несколько тысяч человек, а стандартным изолятором считается изолятор на 1 тыс. человек. Но могу точно сказать, что ни в России, ни в Европе аналогов новому изолятору в Колпино нет и не будет.

"Петербургский дневник": А каковы будут условия несения службы сотрудников УФСИН в новом изоляторе?

Сергей Мойсеенко: В этом плане там вообще все будет замечательно. Это и шикарный административный корпус с раздевалками и кабинетами. И столовая для личного состава, спортивный корпус, тир. Кроме того, будет предусмотрен учебный городок подразделений охраны, где можно тренироваться. Иными словами, там будут все необходимые и бытовые условия и условия для обеспечения служебно-боевой подготовки.

"Петербургский дневник": Ваши сотрудники, должно быть, ждут не дождутся открытия нового изолятора?

Сергей Мойсеенко: Многие ждут и постоянно спрашивают - а когда. Даже на пенсию не хотят уходить. Сейчас еще решается вопрос о строительстве жилья в Колпинском районе для тех, кто будет работать в новом изоляторе, поскольку сотрудников на обслуживание понадобится не менее тысячи. 

"Петербургский дневник": Чисто теоретически и при условии отсутствия подкупа надзирателя будет ли возможно подследственному совершить побег из нового изолятора?

Сергей Мойсеенко: Невозможно. Там нельзя будет расковырять стену, отпилить решетку или форсировать шестиметровый забор, а в колпинском изоляторе он будет именно таким. Запирание дверей в новом СИЗО будет осуществляться и механически, и с помощью электроники. Информация о каждом блоке, о каждой камере будет поступать в единый центр, в котором ведется постоянный контроль и осуществляется постоянная запись, фиксирующая все открывания и закрывания дверей. 

"Петербургский дневник": Какие сложности возникают при строительстве?

Сергей Мойсеенко: Никаких. Все идет по плану. Конечно, бывает и разгильдяйство со стороны подрядчиков. Но мы это жестко контролируем: сделали они, скажем, плохо – мы заставляем сломать и сделать заново. Они сломали, потренировались, снова построили, и, глядишь, уже все сделано на отлично. Контроль нужен постоянный. Здесь на самотек пускать ни в коем случае нельзя. Допустим, моя служба постоянно ведет контроль за каждым зданием, сооружением, линией, сетью. Везде распределены сотрудники, которые в этом понимают. Также мы уже привлекаем представителей других наших служб (режим, охрана), чтобы они тоже вникали и представляли ту ответственность, которую им предстоит нести. 

2014-04-07T18:01:00+04:00
Сергей Мойсеенко: в декабре 2015-го "Кресты-2" введут в эксплуатацию

О том, каким будет новый следственный изолятор, который придет на смену знаменитым "Крестам", рассказывает заместитель начальника УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области полковник внутренней службы Сергей Мойсеенко, который курирует вопросы строительства комфортабельного СИЗО вблизи Лагерного шоссе в Колпино.

Читать далее

"Петербургский дневник": Что из себя будет представлять новый комплекс, и когда он вступит в эксплуатацию?

Сергей Мойсеенко: Строительство следственного изолятора на 4 тыс. мест ведется с 2007 года. Проектирование и строительство началось практически одновременно, потому что данный объект для города знаковый. В целом новый СИЗО знаковый и для страны, поскольку строительство новых изоляторов в России в последние годы особо не проводилось либо объекты данного назначения строились поэтапно. У нас же строится целый комплекс. В соответствии с намеченными планами по федеральной целевой программе строительство объекта планировалось завершить в мае 2013 года. Но с учетом корректировок, которые проводились по программе, в том числе в плане сокращения финансирования, этот срок отодвинулся. Мы планируем в декабре 2015 года ввести объект в эксплуатацию. Уровень строительной готовности на сегодняшний день достаточно высокий. Уже во втором полугодии этого года мы планируем начать предварительный прием объектов, которые находятся в стадии завершения. Сейчас мы вышли на стадию отделки помещений и монтаж оборудования.

"Петербургский дневник": А кто финансирует и кто непосредственно строит объект?

Сергей Мойсеенко: Все финансирование идет из средств федерального бюджета, так как строительство данного объекта, как я уже говорил, осуществляется в рамках реализации федеральной целевой программы. Строительство объекта осуществляет ОАО "ГСК". Стоимость строительства по контракту составляет 11 млрд 907 млн рублей.

"Петербургский дневник": Каковы основные характеристики объекта?

Сергей Мойсеенко: Он располагается на площади 35 гектаров, из которых площадь застройки составляет 32 гектара. Объект представляет из себя более 20 зданий и сооружений общей площадью 164 тыс. кв. метров, в том числе более 20 тыс. кв. метров - камерных. Если конкретно, в одном режимном восьмиэтажном корпусе (а их два), рассчитанном на 1792 человека, 512 камер. Сами камеры вух- и четырехместные с большими окнами в 2,7 кв. метров, причем в четырехместной камере таких окна два. Есть еще режимный корпус с одиночными камерами и карцерами на 136 человек, столовая на 150 посадочных мест и кухня, прачечная и производственные мастерские, медицинская часть с амбулаторий и стационаром, убежища гражданской обороны.  Выделено место и под церковь, строительство которой будет осуществлять РПЦ. Предусмотрено и размещение молельных комнат для исповедующих ислам. Также на территории объекта уже построено собственное пожарное депо на 4 автомобиля.

"Петербургский дневник": Не изолятор, а настоящий гостиничный комплекс…

Сергей Мойсеенко: Могу сказать, что жилая камерная площадь составляет 7 кв. метров  на одного подследственного. Это считается европейской нормой. А сама камера, если она на двоих, то 16 кв. метров, а если на четверых, то все 30 кв. метров. Дело в том, что 2 кв. метра отводится на умывальник и санузел, которые есть в каждой камере. При этом санузлы полностью изолированы, для того чтобы можно было обеспечить приватность. То есть если раньше по нормативам была лишь перегородка высотой 1,2 м, то здесь все полностью изолировано и даже есть дверь, световое окно сверху и вентиляция.

Сантехнику мы используем антивандальную, сделанную из нержавеющей стали. Кровати, естественно для таких объемов помещения, будут в один ярус. Кроме того, в камере предусмотрен стол и прикроватные тумбочки. Плюс к тому, что сейчас довольно широко применяется в строительной практике, в коридорные технологические ниши выведены все стояки: трубы отопления, водоснабжения, канализации. Это позволяет с большим удобством  и безопасностью обслуживать сантехнику, делая это не заходя в камеру. То есть тот же бачок унитаза также находится в технологической нише в коридоре. В камере лишь унитаз и кнопка слива. 

"Петербургский дневник": А кондиционеры не предусмотрены?

Сергей Мойсеенко: Нет. Применяется стандартная система вентиляции: приток-вытяжка – все как положено для обеспечения воздухообмена, который предусмотрен действующими строительными нормами и правилами. 

"Петербургский дневник": Исключена ли возможность перестукивания между заключенными соседних камер?

Сергей Мойсеенко: Полностью. Стены из монолитного железобетона. Плюс  система звукоизоляции.

"Петербургский дневник": Архитектурное решение в виде крестов – дань преемственности или в этом есть некий технологический смысл?

Сергей Мойсеенко: Архитекторы, с одной стороны, действительно пытались придерживаться традиций. Но, с другой стороны, система таких крестообразных корпусов себя оправдывает. К примеру, находясь в центральном круге, можно просматривать все коридоры не только при помощи систем видеонаблюдения. А находясь в центральной точке круга, хорошо проглядываются и все корпуса. Вдобавок такое решение делает объект достаточно компактным, несмотря на его внушительную площадь. Отмечу, что у нас в городе и другие следственные изоляторы, не считая "Крестов", частично построены по такой крестообразной системе. 

"Петербургский дневник": Как вы относитесь к тому, что строящийся изолятор уже окрестили "Кресты-2"?

Сергей Мойсеенко: Это вполне нормально. Да и изначально предполагалась некая преемственность, декларированная в том, что новый изолятор строится взамен пока действующим знаменитым "Крестам". И я не сомневаюсь, что когда новый изолятор будет уже действующим учреждением, он подхватит это название.

"Петербургский дневник": Что будет со старыми "Крестами"? Поговаривают, что там хотят делать гостиничный комплекс.

Сергей Мойсеенко: "Кресты" являются государственной собственностью, и решение этого вопроса находится в ведении других компетентных служб. Что касается "тюремной гостиницы", думаю, что все-таки в ней потребности не будет – земля там, как говорится, тяжелая. У нас так много людей в стране прошли через подобные заведения, что не думаю, что у кого-то есть желание вернуться и побывать там снова.

"Петербургский дневник": По крайней мере, слава очень жесткого изолятора за "Крестами" закрепилась точно?

Сергей Мойсеенко: Конечно, изолятор прошел разные времена. Но сейчас там, в принципе, условия тоже вполне нормальные. Все равно, независимо от того, что там идет строительство нового изолятора, мы направляем средства в пока действующие "Кресты" для поддержания там надлежащего состояния. По возможности проводится и ремонт камер. Сейчас там есть и горячее, и холодное водоснабжение. Да и такого, как было в 90-е годы, когда в одной камере находилось до 14 человек, уже давно нет. 

"Петербургский дневник": А вообще, по сегодняшним условиям  содержания, если сравнивать нынешние "Кресты" с тем изолятором, который сейчас строится, отличия все-таки большие, на ваш взгляд?

Сергей Мойсеенко: Безусловно. Во-первых, здесь всего 4 кв. метра на одного подследственного, во-вторых, специфика самой постройки не всегда позволяет обеспечить ту же приватность при отправлении естественных надобностей. 

"Петербургский дневник": А если сравнить новый СИЗО, точнее то, каким он будет, с европейскими изоляторами?

Сергей Мойсеенко: В Европе несколько другой подход к размещению. У них изоляторы очень маленькие. В среднем они рассчитаны на 100-200 человек. 300 подследственных – максимум. Зависит, конечно, от стран, но в той же Швеции изолятор на 152 человека считается самым большим пенитенциарным учреждением в стране. В США, но это уже не Европа, ситуация, конечно, другая. Там есть изоляторы, в которых содержится и по несколько тысяч человек, а стандартным изолятором считается изолятор на 1 тыс. человек. Но могу точно сказать, что ни в России, ни в Европе аналогов новому изолятору в Колпино нет и не будет.

"Петербургский дневник": А каковы будут условия несения службы сотрудников УФСИН в новом изоляторе?

Сергей Мойсеенко: В этом плане там вообще все будет замечательно. Это и шикарный административный корпус с раздевалками и кабинетами. И столовая для личного состава, спортивный корпус, тир. Кроме того, будет предусмотрен учебный городок подразделений охраны, где можно тренироваться. Иными словами, там будут все необходимые и бытовые условия и условия для обеспечения служебно-боевой подготовки.

"Петербургский дневник": Ваши сотрудники, должно быть, ждут не дождутся открытия нового изолятора?

Сергей Мойсеенко: Многие ждут и постоянно спрашивают - а когда. Даже на пенсию не хотят уходить. Сейчас еще решается вопрос о строительстве жилья в Колпинском районе для тех, кто будет работать в новом изоляторе, поскольку сотрудников на обслуживание понадобится не менее тысячи. 

"Петербургский дневник": Чисто теоретически и при условии отсутствия подкупа надзирателя будет ли возможно подследственному совершить побег из нового изолятора?

Сергей Мойсеенко: Невозможно. Там нельзя будет расковырять стену, отпилить решетку или форсировать шестиметровый забор, а в колпинском изоляторе он будет именно таким. Запирание дверей в новом СИЗО будет осуществляться и механически, и с помощью электроники. Информация о каждом блоке, о каждой камере будет поступать в единый центр, в котором ведется постоянный контроль и осуществляется постоянная запись, фиксирующая все открывания и закрывания дверей. 

"Петербургский дневник": Какие сложности возникают при строительстве?

Сергей Мойсеенко: Никаких. Все идет по плану. Конечно, бывает и разгильдяйство со стороны подрядчиков. Но мы это жестко контролируем: сделали они, скажем, плохо – мы заставляем сломать и сделать заново. Они сломали, потренировались, снова построили, и, глядишь, уже все сделано на отлично. Контроль нужен постоянный. Здесь на самотек пускать ни в коем случае нельзя. Допустим, моя служба постоянно ведет контроль за каждым зданием, сооружением, линией, сетью. Везде распределены сотрудники, которые в этом понимают. Также мы уже привлекаем представителей других наших служб (режим, охрана), чтобы они тоже вникали и представляли ту ответственность, которую им предстоит нести. 


Текст: Дмитрий Стаценко
Фото: пресс-служба УФСИН России по СПб и ЛО

Разделы: Интервью
Тэги: СИЗО

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Loading...

Новости в сети

Социальные сети