С наступлением осени вновь оживились сетевые паникеры, которые запугивают петербуржцев ужасными историями о террористах и педофилах. Распространение фейков (ложных сведений) сеет панику среди горожан на пустом месте.

С середины сентября с возрастающей периодичностью в Интернете стали появляться предупреждения о страшных опасностях, грозящих петербуржцам. Паникеры не только достали из чулана фейки многолетней давности, но и придумали новые беды на наши головы.

Кому это надо

Большинство психологов сходятся во мнении, что чаще всего тиражированием фейк-историй занимаются люди, не очень здоровые психически или же одаренные чрезмерным воображением. Такие индивидуумы способны взять некую первичную информацию и переработать ее на свой вкус.

Этого же мнения придерживается Леонид Армер, руководитель Молодежной службы безопасности (МСБ), не один год занимающийся борьбой с распространением фейков.

"На основе своих ощущений, домыслов и предположений такие люди создают зачин настоящего детективного романа, – рассказывает он. – Иной раз факты, абсолютно не связанные друг с другом, набранные из различных источников, внезапно оказываются перемешаны между собой пером сетевого фантазера. В итоге получается страшненький компот на грани разумного, который затем сливается в Интернет".

Где же правда

Значительно реже в основе фейка лежит реальная история.

По словам Леонида Армера, в данном случае речь может идти о ситуации, произошедшей в удаленной точке страны. Как следствие, широкой публике она известна мало и может наделать шуму, или же это единичный случай, уже давно утративший свою актуальность. Попав в Сеть, такой текст начинает обрастать дополнениями и расползаться по Всемирной паутине со скоростью вируса.

К примеру, история "пропавшего 4‑летнего Глеба". Если верить Интернету, мальчугана находили чуть ли не во всех городах и селах нашей необъятной Родины. Глеб потерялся и не помнил, где живет, а добрые пользователи социальных сетей рвались помочь бедному ребенку в поисках родителей.

Любопытно, что, "переезжая" из города в город, история неоднократно корректировалась. Ряд сетевых сердобольцев, не обнаружив указанного названия улицы, где был впервые найден Глеб, просто вписывали знакомые названия.

"Нередко горячие, скандальные истории появляются в Сети с легкой руки пиарщиков, которые стараются таким образом раскрутить группы и странички в социальных сетях", – отмечает руководитель МСБ.

В качестве примера он привел расследование возрождения фейка про "банду педофилов на белом джипе, выпускающих щеночка и таким образом якобы подманивающих детей и затаскивающих их в машину". Удалось установить, что девушка из Гатчины активно распространяет истеричные посты об этом уже давно ставшем историей фейке. Молодая особа долго препиралась, не желая признавать, что распространяет ложные сведения. Дошло до того, что девушка заявила, что сама стала жертвой этих злоумышленников. Только когда речь пошла о полиции, она призналась: "Мне просто нужно было прорекламировать свою группу, я работаю администратором одной из соцсетей".

Сетевые завсегдатаи очень трепетно относятся к своей популярности среди других пользователей. Чтобы привлечь внимание к своей персоне, стать источником некой сокровенной тайны, эти люди ставят себя и своих близких в центр ужасного круговорота событий.

Точный расчет

Большинство все же становятся распространителями фейков не специально. Один и тот же человек может совершенно искренне поверить в одну информацию и категорически заявить о другой, что это очевидная ложь. "Огромную роль играет адресность информации. Скажем, женщины, они же матери, с большей вероятностью отреагируют на сообщение об угрозе их детям", – считает Леонид Армер.

Сегодня в моде

Согласно наблюдениям Молодежной службы безопасности, топ осенних фейков возглавляет история о "страшной наркомафии, распространяющей конфеты с наркотиками прямо у школ". Масла в огонь подлил подмосковный чиновник, который в искреннем порыве предотвратить беду разослал официальное письмо-предупреждение.

Не менее распространенным на сегодняшний день стал фейк 2012 г. про "12 детей, умерших от поддельных лекарств из‑за аллергии".

Также активизировалось тиражирование фейков: о краже детей из торговых центров с возвращением туда же через 3 дня с вырезанной почкой; о бананах с кровью ВИЧ-инфицированных – фейк примерно 2008 г., переведенный на русский с одного из американских сайтов; об "израильском аспирине, в котором есть ядовитая проволока" и т. п.

"Если вы сомневаетесь в достоверности того или иного сообщения, скопируйте пару предложений в любой поисковик и добавьте слово "фейк". Подавляющее большинство таких историй давно известно. Не поддавайтесь панике и не дайте манипулировать собой", – посоветовал Леонид Армер.

Для усиления правдоподобности создатели фейков придумывают десятки деталей. В повествование вплетаются имена реальных злоумышленников и фотороботы, связанные, правда, с другими преступлениями. Часто можно встретить ссылку на официальные ведомства, которые якобы просят распространить информацию.

"У всех фейков есть главная отличительная черта – крайняя эмоциональность. Большое количество восклицательных знаков, призыв сообщить друзьям, соседям и всем-всем. Подобная форма изложения – повод усомниться в правдивости фейка", - говорит руководитель Молодежной службы безопасности Леонид Армер.

2016-10-27T12:15:00+03:00
Сетевые паникеры затроллили петербуржцев

С наступлением осени вновь оживились сетевые паникеры, которые запугивают петербуржцев ужасными историями о террористах и педофилах. Распространение фейков (ложных сведений) сеет панику среди горожан на пустом месте.

Читать далее

С середины сентября с возрастающей периодичностью в Интернете стали появляться предупреждения о страшных опасностях, грозящих петербуржцам. Паникеры не только достали из чулана фейки многолетней давности, но и придумали новые беды на наши головы.

Кому это надо

Большинство психологов сходятся во мнении, что чаще всего тиражированием фейк-историй занимаются люди, не очень здоровые психически или же одаренные чрезмерным воображением. Такие индивидуумы способны взять некую первичную информацию и переработать ее на свой вкус.

Этого же мнения придерживается Леонид Армер, руководитель Молодежной службы безопасности (МСБ), не один год занимающийся борьбой с распространением фейков.

"На основе своих ощущений, домыслов и предположений такие люди создают зачин настоящего детективного романа, – рассказывает он. – Иной раз факты, абсолютно не связанные друг с другом, набранные из различных источников, внезапно оказываются перемешаны между собой пером сетевого фантазера. В итоге получается страшненький компот на грани разумного, который затем сливается в Интернет".

Где же правда

Значительно реже в основе фейка лежит реальная история.

По словам Леонида Армера, в данном случае речь может идти о ситуации, произошедшей в удаленной точке страны. Как следствие, широкой публике она известна мало и может наделать шуму, или же это единичный случай, уже давно утративший свою актуальность. Попав в Сеть, такой текст начинает обрастать дополнениями и расползаться по Всемирной паутине со скоростью вируса.

К примеру, история "пропавшего 4‑летнего Глеба". Если верить Интернету, мальчугана находили чуть ли не во всех городах и селах нашей необъятной Родины. Глеб потерялся и не помнил, где живет, а добрые пользователи социальных сетей рвались помочь бедному ребенку в поисках родителей.

Любопытно, что, "переезжая" из города в город, история неоднократно корректировалась. Ряд сетевых сердобольцев, не обнаружив указанного названия улицы, где был впервые найден Глеб, просто вписывали знакомые названия.

"Нередко горячие, скандальные истории появляются в Сети с легкой руки пиарщиков, которые стараются таким образом раскрутить группы и странички в социальных сетях", – отмечает руководитель МСБ.

В качестве примера он привел расследование возрождения фейка про "банду педофилов на белом джипе, выпускающих щеночка и таким образом якобы подманивающих детей и затаскивающих их в машину". Удалось установить, что девушка из Гатчины активно распространяет истеричные посты об этом уже давно ставшем историей фейке. Молодая особа долго препиралась, не желая признавать, что распространяет ложные сведения. Дошло до того, что девушка заявила, что сама стала жертвой этих злоумышленников. Только когда речь пошла о полиции, она призналась: "Мне просто нужно было прорекламировать свою группу, я работаю администратором одной из соцсетей".

Сетевые завсегдатаи очень трепетно относятся к своей популярности среди других пользователей. Чтобы привлечь внимание к своей персоне, стать источником некой сокровенной тайны, эти люди ставят себя и своих близких в центр ужасного круговорота событий.

Точный расчет

Большинство все же становятся распространителями фейков не специально. Один и тот же человек может совершенно искренне поверить в одну информацию и категорически заявить о другой, что это очевидная ложь. "Огромную роль играет адресность информации. Скажем, женщины, они же матери, с большей вероятностью отреагируют на сообщение об угрозе их детям", – считает Леонид Армер.

Сегодня в моде

Согласно наблюдениям Молодежной службы безопасности, топ осенних фейков возглавляет история о "страшной наркомафии, распространяющей конфеты с наркотиками прямо у школ". Масла в огонь подлил подмосковный чиновник, который в искреннем порыве предотвратить беду разослал официальное письмо-предупреждение.

Не менее распространенным на сегодняшний день стал фейк 2012 г. про "12 детей, умерших от поддельных лекарств из‑за аллергии".

Также активизировалось тиражирование фейков: о краже детей из торговых центров с возвращением туда же через 3 дня с вырезанной почкой; о бананах с кровью ВИЧ-инфицированных – фейк примерно 2008 г., переведенный на русский с одного из американских сайтов; об "израильском аспирине, в котором есть ядовитая проволока" и т. п.

"Если вы сомневаетесь в достоверности того или иного сообщения, скопируйте пару предложений в любой поисковик и добавьте слово "фейк". Подавляющее большинство таких историй давно известно. Не поддавайтесь панике и не дайте манипулировать собой", – посоветовал Леонид Армер.

Для усиления правдоподобности создатели фейков придумывают десятки деталей. В повествование вплетаются имена реальных злоумышленников и фотороботы, связанные, правда, с другими преступлениями. Часто можно встретить ссылку на официальные ведомства, которые якобы просят распространить информацию.

"У всех фейков есть главная отличительная черта – крайняя эмоциональность. Большое количество восклицательных знаков, призыв сообщить друзьям, соседям и всем-всем. Подобная форма изложения – повод усомниться в правдивости фейка", - говорит руководитель Молодежной службы безопасности Леонид Армер.

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети