В Северной столице искусство служит не только для развлечения и праздного времяпрепровождения. Священник Владислав Малышев создает духовные спектакли специально для детей из детских домов и интернатов. Актриса Маргарита Смирнова надевает клоунский парик, забавный костюм и отправляется… в самые тяжелые детские отделения больниц.

Владислав Малышев, священник, сценарист, режиссер

Фото: архив "ПД"

Театр, который лечит душу…

Спектакли в Петербурге не только "живут" в театре, но и сами приезжают к зрителю. Особенно к тем, кто не может позволить себе театральный вечер. Одна из самых необычных трупп существует в городе уже несколько лет, руководит ею молодой петербургский священник Владислав Малышев.

Социальный театр для детских домов действует при храме на пр. Науки. Цель актеров – поделиться своей заботой, рассказать о правильных целях в жизни и дать ценностный ориентир детям, которым часто не с кого брать пример. Ребята готовят полноценные спектакли, наполненные яркими примерами и нравственными задачами, и выезжают в интернаты и детдома.

Фото: Социальный театр для детдомов

"Театральный, живой образ, как положительный, так и отрицательный, действительно помогает разобраться в том, что хорошо и что плохо, – рассказывает иерей Владислав Малышев, – мы могли бы просто прийти "на беседу", но для детей это может быть скучно и даже занудно". По словам священника, главная цель выступлений – формирование личности ребенка, который в будущем станет не частью "общества потребления", а человеком с твердыми нравственными убеждениями.

Театральный сезон всегда начинается в октябре и заканчивается в мае. За это время труппа проводит более 60 репетиций и почти два десятка выступлений. Встречи общины проходят при храме в честь Тихвинской иконы Божией Матери на пр. Науки. К этой теплой компании всегда можно присоединиться. "Неизвестно, в чем найдет себя человек, который к нам придет, – говорит отец Владислав, – мы всегда открыты и рады новым людям".

Фото: Социальный театр для детдомов

"Петербургский дневник": Почему именно театр? Как пришла такая идея?

Владислав Малышев: В храме собиралась молодежь, нужно было чем‑то ее занять, и занять с пользой. Мы решили помогать, ходить в детские дома. Но ведь туда просто так не придешь, нужно что‑то дать. Что могут сделать молодые? Разыграть какую‑то сценку, спектакль. Я нашел пару сценариев. Начинали мы, конечно, с достаточно простых – вышли и что‑то сказали, обернувшись в простыню. Сейчас это уже полноценный спектакль на час- полтора, стараемся делать костюмы, чтобы в это верили, появились важные театральные принципы.

Здесь как в спорте: чем дальше, тем хочется сложнее. В итоге я сам стал писать сценарии. Я непрофессиональный сценарист, просто приходит вдохновение. Есть профессиональные актеры и постановщики, с которыми я советуюсь.

"Петербургский дневник": Некоторые родители вообще опасаются отдавать молодежь в актерство, с этой средой связаны негативные ассоциации…

Владислав Малышев: Я думаю, это зависит от театра, от труппы, от режиссера. У нас совершенно другой подход. Православный человек, естественно, может играть не в любом спектакле, важны сценарий, цель спектакля. Конечно, актерское делание накладывает отпечаток, и человек, который играет негативного персонажа, отмечает на себе некую тяготу роли.

Актер ведь играет себя: если нет внутренней потаенной комнаты, которую он открывает на сцене, то ему не поверят. Но, наверное, это опасно, когда нет никакого нравственного самоконтроля, духовной жизни. Мы за этим следим очень тщательно.

Если в театре режиссеры занимаются только спектаклем, а все, что за сценой, – ваша жизнь и ваше личное дело, то у нас ведь настоящая община. Тем более что я не только режиссер, но и священник. Это люди, которые мне доверяют, с которыми мы общаемся. Уходя со сцены, они не остаются наедине. Мы проблемы друг друга решаем все вместе.

Маргарита Смирнова, профессиональная актриса, больничный клоун

Фото: В. Кизимиров

Не только врачи помогают победить болезнь тела

Клоуны и шутки до упаду ассоциируются с цирком, веселыми семьями и сахарной ватой. Но никак не с больничной кроватью и капельницами. АНО "Больничные клоуны" решилась нарушить мрачную тишину палат и принесла туда самое важное – радость и надежду. Это первая и единственная в России профессиональная организация, где занимаются реабилитацией детей с помощью больничной клоунады. В Северной столице проект начал работу 5 лет назад. Художественный руководитель Константин Седов прибыл из Москвы специально, чтобы обучить петербуржцев науке больничной клоунады. Среди первых откликнулась Маргарита Смирнова. Профессиональная актриса, выпускница Театральной академии, она и так была востребована.

Фото: A. Autre

Однако сердце подсказало, что именно в таком нелегком, но важном проекте ее талант может пригодиться. "Тем более у меня уже был опыт работы в петербургском интеграционном театре "Три-четыре", где зрители – дети в инвалидных колясках, с аутичными расстройствами", – вспоминает Маргарита. Команда клоунов (сейчас их девять человек) еженедельно посещает "тяжелые" отделения больниц города.

"По задумке Константина Седова мы посещаем именно тех ребят, которые долго лежат в больницах и борются со сложными заболеваниями, а не просто попали в лор-отделение на 3 дня", – пояснила Маргарита. По ее словам, это не аниматорская работа, где цель – развеселить и пойти дальше. "Мы очень хотим, чтобы нас – больничных клоунов – было больше, есть огромный запрос и от детей, и от медперсонала, – говорит актриса, – это действительно жизненно важно".

Фото: Н. Сомова

"Петербургский дневник": Для чего вы принимаете участие в этом проекте?

Маргарита Смирнова: Однажды я просто поняла, что это нужно лично мне. Профессиональный уровень достаточный, чтобы я могла с этим справляться. Ребенок при долгой болезни обесточен, у него нет возможности быстро развеселиться. Приходит актер и дает ему такие "рычажки", которые позволяют быстро включаться в игру. Для меня это опыт, приносящий огромную радость.

Часто в больницах и родители, и дети перестают эмоционально откликаться, впадают в состояние апатии и ожидания. Не делятся эмоциями, дети боятся расстроить родителей. Поэтому мы рады, даже когда ребенок начинает в нас стрелять из своего костыля или бросаться чем‑то, злиться, кричать. Слава богу, что он хоть кому‑то это может сказать, хоть таким дуракам, как мы.

"Петербургский дневник": Верите, что проект помогает справиться с болезнью?

Маргарита Смирнова: Я не то чтобы верю, я просто вижу это. Я знаю по комментариям родителей. Конечно, не все готовы, не все считают, что это к месту. Некоторые мамы и папы смелые, несмотря на то что ребенок в тяжелом состоянии, все равно говорят: "Заходите". Однажды в НИИ Горбачевой на онкологическом отделении мы заглянули в палату – ребенок был совсем прозрачный, даже коричневатый, видно было, что он очень тяжелый. Мама не то чтобы не хотела нас видеть – у нее просто не было сил реагировать. Мы опешили, но все же зашли.

У меня был с собой чемоданчик теневого театра – мы включили свет, задвигались фигурки. Ребенок смотрел в одну точку, вдруг он повернул к нам голову, его мимика ожила, мы увидели, как мама заулыбалась и прослезилась. Для них и для нас это яркий момент. Непонятно, как повернется следующий день – пойдет ли на поправку тяжелый больной, или у того, кто бегал с нами и хохотал, случится рецидив. Мы живем одним днем, одним часом и этими 10 минутами, которые проводим с детьми в палатах.

2017-05-19T16:53:00+03:00
"Город в лицах": клоуны и актеры Петербурга на страже детского счастья

В Северной столице искусство служит не только для развлечения и праздного времяпрепровождения. Священник Владислав Малышев создает духовные спектакли специально для детей из детских домов и интернатов. Актриса Маргарита Смирнова надевает клоунский парик, забавный костюм и отправляется… в самые тяжелые детские отделения больниц.

Читать далее

Владислав Малышев, священник, сценарист, режиссер

Фото: архив "ПД"

Театр, который лечит душу…

Спектакли в Петербурге не только "живут" в театре, но и сами приезжают к зрителю. Особенно к тем, кто не может позволить себе театральный вечер. Одна из самых необычных трупп существует в городе уже несколько лет, руководит ею молодой петербургский священник Владислав Малышев.

Социальный театр для детских домов действует при храме на пр. Науки. Цель актеров – поделиться своей заботой, рассказать о правильных целях в жизни и дать ценностный ориентир детям, которым часто не с кого брать пример. Ребята готовят полноценные спектакли, наполненные яркими примерами и нравственными задачами, и выезжают в интернаты и детдома.

Фото: Социальный театр для детдомов

"Театральный, живой образ, как положительный, так и отрицательный, действительно помогает разобраться в том, что хорошо и что плохо, – рассказывает иерей Владислав Малышев, – мы могли бы просто прийти "на беседу", но для детей это может быть скучно и даже занудно". По словам священника, главная цель выступлений – формирование личности ребенка, который в будущем станет не частью "общества потребления", а человеком с твердыми нравственными убеждениями.

Театральный сезон всегда начинается в октябре и заканчивается в мае. За это время труппа проводит более 60 репетиций и почти два десятка выступлений. Встречи общины проходят при храме в честь Тихвинской иконы Божией Матери на пр. Науки. К этой теплой компании всегда можно присоединиться. "Неизвестно, в чем найдет себя человек, который к нам придет, – говорит отец Владислав, – мы всегда открыты и рады новым людям".

Фото: Социальный театр для детдомов

"Петербургский дневник": Почему именно театр? Как пришла такая идея?

Владислав Малышев: В храме собиралась молодежь, нужно было чем‑то ее занять, и занять с пользой. Мы решили помогать, ходить в детские дома. Но ведь туда просто так не придешь, нужно что‑то дать. Что могут сделать молодые? Разыграть какую‑то сценку, спектакль. Я нашел пару сценариев. Начинали мы, конечно, с достаточно простых – вышли и что‑то сказали, обернувшись в простыню. Сейчас это уже полноценный спектакль на час- полтора, стараемся делать костюмы, чтобы в это верили, появились важные театральные принципы.

Здесь как в спорте: чем дальше, тем хочется сложнее. В итоге я сам стал писать сценарии. Я непрофессиональный сценарист, просто приходит вдохновение. Есть профессиональные актеры и постановщики, с которыми я советуюсь.

"Петербургский дневник": Некоторые родители вообще опасаются отдавать молодежь в актерство, с этой средой связаны негативные ассоциации…

Владислав Малышев: Я думаю, это зависит от театра, от труппы, от режиссера. У нас совершенно другой подход. Православный человек, естественно, может играть не в любом спектакле, важны сценарий, цель спектакля. Конечно, актерское делание накладывает отпечаток, и человек, который играет негативного персонажа, отмечает на себе некую тяготу роли.

Актер ведь играет себя: если нет внутренней потаенной комнаты, которую он открывает на сцене, то ему не поверят. Но, наверное, это опасно, когда нет никакого нравственного самоконтроля, духовной жизни. Мы за этим следим очень тщательно.

Если в театре режиссеры занимаются только спектаклем, а все, что за сценой, – ваша жизнь и ваше личное дело, то у нас ведь настоящая община. Тем более что я не только режиссер, но и священник. Это люди, которые мне доверяют, с которыми мы общаемся. Уходя со сцены, они не остаются наедине. Мы проблемы друг друга решаем все вместе.

Маргарита Смирнова, профессиональная актриса, больничный клоун

Фото: В. Кизимиров

Не только врачи помогают победить болезнь тела

Клоуны и шутки до упаду ассоциируются с цирком, веселыми семьями и сахарной ватой. Но никак не с больничной кроватью и капельницами. АНО "Больничные клоуны" решилась нарушить мрачную тишину палат и принесла туда самое важное – радость и надежду. Это первая и единственная в России профессиональная организация, где занимаются реабилитацией детей с помощью больничной клоунады. В Северной столице проект начал работу 5 лет назад. Художественный руководитель Константин Седов прибыл из Москвы специально, чтобы обучить петербуржцев науке больничной клоунады. Среди первых откликнулась Маргарита Смирнова. Профессиональная актриса, выпускница Театральной академии, она и так была востребована.

Фото: A. Autre

Однако сердце подсказало, что именно в таком нелегком, но важном проекте ее талант может пригодиться. "Тем более у меня уже был опыт работы в петербургском интеграционном театре "Три-четыре", где зрители – дети в инвалидных колясках, с аутичными расстройствами", – вспоминает Маргарита. Команда клоунов (сейчас их девять человек) еженедельно посещает "тяжелые" отделения больниц города.

"По задумке Константина Седова мы посещаем именно тех ребят, которые долго лежат в больницах и борются со сложными заболеваниями, а не просто попали в лор-отделение на 3 дня", – пояснила Маргарита. По ее словам, это не аниматорская работа, где цель – развеселить и пойти дальше. "Мы очень хотим, чтобы нас – больничных клоунов – было больше, есть огромный запрос и от детей, и от медперсонала, – говорит актриса, – это действительно жизненно важно".

Фото: Н. Сомова

"Петербургский дневник": Для чего вы принимаете участие в этом проекте?

Маргарита Смирнова: Однажды я просто поняла, что это нужно лично мне. Профессиональный уровень достаточный, чтобы я могла с этим справляться. Ребенок при долгой болезни обесточен, у него нет возможности быстро развеселиться. Приходит актер и дает ему такие "рычажки", которые позволяют быстро включаться в игру. Для меня это опыт, приносящий огромную радость.

Часто в больницах и родители, и дети перестают эмоционально откликаться, впадают в состояние апатии и ожидания. Не делятся эмоциями, дети боятся расстроить родителей. Поэтому мы рады, даже когда ребенок начинает в нас стрелять из своего костыля или бросаться чем‑то, злиться, кричать. Слава богу, что он хоть кому‑то это может сказать, хоть таким дуракам, как мы.

"Петербургский дневник": Верите, что проект помогает справиться с болезнью?

Маргарита Смирнова: Я не то чтобы верю, я просто вижу это. Я знаю по комментариям родителей. Конечно, не все готовы, не все считают, что это к месту. Некоторые мамы и папы смелые, несмотря на то что ребенок в тяжелом состоянии, все равно говорят: "Заходите". Однажды в НИИ Горбачевой на онкологическом отделении мы заглянули в палату – ребенок был совсем прозрачный, даже коричневатый, видно было, что он очень тяжелый. Мама не то чтобы не хотела нас видеть – у нее просто не было сил реагировать. Мы опешили, но все же зашли.

У меня был с собой чемоданчик теневого театра – мы включили свет, задвигались фигурки. Ребенок смотрел в одну точку, вдруг он повернул к нам голову, его мимика ожила, мы увидели, как мама заулыбалась и прослезилась. Для них и для нас это яркий момент. Непонятно, как повернется следующий день – пойдет ли на поправку тяжелый больной, или у того, кто бегал с нами и хохотал, случится рецидив. Мы живем одним днем, одним часом и этими 10 минутами, которые проводим с детьми в палатах.

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети