23 июня в БКЗ "Октябрьский" состоится юбилейный 275-й выпуск Академии русского балета им. Агриппины Вагановой. О самой известной в мире школе балета и о будущем ее выпускников мы беседуем с ректором Академии, народным артистом России Николаем Цискаридзе.

Это четвертый выпуск с момента, когда вы возглавили Академию. И вот они уходят, отправляются в самостоятельное плавание под "алыми парусами" надежды и мечты.

К сожалению, жизнь такова, что весна сменяет зиму, а на смену лету приходит осень, и все приходится начинать сначала. 4 года – это огромный срок. И каждый год – это не просто поколение, это новая генерация. Балетные способности – это редкий дар. Здесь нужен не только слух, координация, или сочетание голоса и слуха, как в игре на музыкальном инструменте. Для балета нужно абсолютно все, кроме, может быть, красивого голоса, потому что не приходится петь: слух, координация, красивая фигура, нерядовые мозги - потому что для того, чтобы человек на сцене красиво двигался и что-то из себя изображал, он должен быть неглупым. К сожалению, некоторые звезды нынешнего поколения опровергают этот мой постулат, но хотелось бы тянуться к высокому идеалу. На протяжении 280 лет наша школа показывала хорошие примеры. И я надеюсь, выпускники Академии будут верны этим традициям. В этом году у нас 40 выпускников и пятеро из них мои.

M.Logvinov 

Можно ли уже сейчас сказать, кто из них станет звездой?

Нет. Это шанс. И никто не знает, как он сработает. У меня перед глазами множество примеров, когда из школы уходили Одетты, а всю жизнь проработали последним Лебедем у воды. Как сложится дальнейшая жизнь наших выпускников в театрах, это, к сожалению, не зависит от меня. Это зависит от тех руководителей, которые их примут. Меня беспокоит, что наши театры превратились в завод, в конвейер. Театр стал не репертуарным, а блоковым. И очень часто молодой организм не справляется с нагрузкой. И опять-таки, это зависит от мудрости руководителя труппы. Сейчас в театральных труппах звезд мало, как правило. Все танцуют всё. Когда я пришел в театр в начале 90-ых, в театре была очень сильная дифференциация. Были солисты, были полухарактерные артисты и был кордебалет. И как только артист становился премьером или примой, он не пересекался с основной частью труппы. Это момент, когда артисты оказываются на разных этажах иерархий. И если во время учебы в школе они все дружат, когда переступают порог театра – увы, по-разному складывается. В театре дружбы не бывает никогда. И кто бы вам ни рассказывал, это миф. Две примадонны могут дружить до тех пор, пока не делят роль. Нужно быть состоявшейся звездой, чтобы не зависеть от этого. Я об этом говорю, потому что больше 20 лет был главным артистом страны в балетном жанре. Сейчас еще сложнее, каждый живет в своем ритме. А нынешнему выпуску мы решили устроить 23 июня гранд-бал в БКЗ "Октябрьский", в котором они в последний раз выступят таким составом. Это будет наш выпускной спектакль.

Расскажите, пожалуйста, о его программе.

Программу для выпускных составляю обычно я. И в этом случае многое диктует площадка. Я как никто знаю, что будет смотреться на этой сцене хорошо, а что не очень. Мы покажем третий акт из балета Петипа "Пахита". Это визитная карточка для любой классической труппы. Покажем сюиту из балета "Фея кукол". Этот балет очень любят зрители. В прошлом году мы выступали с ним в Кремлевском дворце в Москве, и в этом году в добавление к выпускному спектаклю нас попросили вновь привезти "Фею кукол". А в Петербурге мы покажем его единственный раз в этом году – 23 июня в БКЗ "Октябрьский". Этот спектакль одинаково близок и взрослым, и детям, потому что он напоминает о детстве - времени, когда люди бывают счастливы. Мы постарались восстановить ту эпоху, когда этот балет создавался. Если бы Лев Бакст, который тогда его оформлял, пришел к нам на спектакль, он был бы доволен, потому что мы постарались воплотить его замысел.

M.Logvinov 

Насколько я знаю, в "Фее кукол" на сцену БКЗ "Октябрьский" выйдет выпускница Академии этого года, пра-правнучка Матильды Кшесинской.

Да, у нас учатся две сестры. Одна выпускается в этом году, а другая завершает первый курс. Они пра-правнучки Иосифа Феликсовича Кшесинского – родного брата Матильды Кшесинской. Удивительно, как всё повторяется. В 19 веке в Академии тоже учились две сестры. Только тех девочек звали Юлия и Матильда, а этих зовут Элеонора и Ксения. И если поставить рядом фотографии тех девочек из 19 века и девочек из 21 века – вы будете удивлены, как они похожи. Элеонора и Ксения - очень одаренные дети, и дай Бог, чтобы у них карьера сложилась так же ярко, как у предков. Танцевать с такой фамилией, конечно, сложно. Но когда человек талантлив, он в состоянии создать свое лицо. Хотя в балете это бывает очень редко.

Отгремел выпускной бал, сданы экзамены. Какой процент выпускников после окончания Академии заключает контракт с театром?

У нас 100% трудоустройство. На стене в Академии уже все висит. Кому-то прислали по 5-6 приглашений, кому-то одно. Но без приглашения в труппу не остался ни один выпускник. И так у нас всегда. К тому же, сейчас очень большой дефицит артистов балета. Театров много, за молодых перспективных артистов идет большая борьба. И как старый артист балета я вынужден сказать, что балет – искусство молодых. В этом году так сложилось, что у наших выпускников уже было много приглашений на мировые сцены, престижные даже для взрослых артистов. Мы выступали на главных сценах Европы: в Лондоне в театре "Колизеум", в Миланском Ла Скала, в Париже в "Опера Гарнье", в Большом театре в Москве. Этому выпуску очень повезло еще в школьные годы побывать на крупнейших сценах мира. Это важно и для ребят, и для Академии, и для позиционирования нашего искусства в мире. Это очень важно и для престижа государства, об этом нельзя забывать.

Меняются ли с годами дети, которые приходят в Академию?

На детях, к сожалению, отражается все: и погодные условия, и политический строй, и экология, и стрессы. Сейчас мы расхлебываем наследие 90-ых, когда основная часть людей, которая должна была иметь детей, зарабатывала деньги, чтобы обеспечить свое будущее. Эти дети очень сильно обделены здоровьем. Второй момент – очень важный, и об этом, я считаю, надо говорить. Это дети, которые появились при помощи ЭКО. Их сейчас много, и внешне они ничем не отличаются. Но здоровье у них не такое крепкое. Когда я учился, если возникал какой-то перелом, это было редко, это было ЧП. Сейчас переломы плюсневой кости стопы – заурядное явление, это происходит на ровном месте. Шел по коридору, подвернул ногу - перелом плюсны. Это серьезная проблема, это говорит о хрупкости костей. Сейчас выросли целые поколения детей, которых не пеленали. И у них такие вывихи бедра от рождения, а это уже неисправимые вещи. Вообще, болезни очень изменились. Сейчас огромное количество детей, которые мучаются давлением. На просмотр приходят дети, у которых порок сердца. Много метеозависимых детей. Такого никогда не было! Это все новые заболевания. Серьезным спортом, серьезным классическим искусством, тем более балетом - могут заниматься исключительно здоровые дети. Поэтому на втором туре вступительных экзаменов мы проводим полную диспансеризацию. Мы не имеем права брать детей с какими-либо отклонениями и рисковать здоровьем ребенка. И без вердикта врачей мы не принимаем ни одного ребенка. Эта традиция идет еще с советских времен. Я приведу такой пример. От нагрузок очень часто падает зрение. И в советские годы таких детей, у которых ухудшалось зрение, отчисляли. У меня упало зрение на втором курсе, и зная, что меня могут отчислить, я выучил наизусть офтальмологическую таблицу и полтора года симулировал хорошее зрение. Сейчас мы на это уже не обращаем внимания, потому что появились другие, более серьезные заболевания и патологии. И, конечно, мы потеряли настоящую кузницу талантов. Советский балет строился не на петербуржцах и не на москвичах. Это были дети, в основном, из союзных республик, прежде всего, кавказских и с Украины. Это были самые важные регионы по поставке талантливых детей с вокальными и танцевальными данными, потому что в них сочеталась координация, слуховой аппарат, мышцы и т.д. Сейчас дети из этих регионов могут учиться в России исключительно за деньги, и далеко не все могут себе это позволить.

M.Logvinov 

Тем не менее, зная о невероятных нагрузках, о том, что безукоризненное здоровье и талант даются единицам, и не всем гарантирована блистательная карьера, тысячи детей и родителей осаждают Академию каждый год. В чем секрет привлекательности профессии "артист балета"?

Мотивация у всех разная: кто-то хочет порадовать бабушку, кто-то, как я, - попасть в сказку. Манит эта красота. Я, например, реально не понимал, что в балете может быть что-то сложное. Многие дети очаровываются тем, что эта профессия на виду. Но в основном, это родители так реализуют свою несбывшуюся мечту. Иногда это идет на пользу ребенку, но часто наносит огромный вред. И каждую осень я говорю с родителями. Мы отчисляем ребенка исключительно в том случае, если видим, что невозможно его развитие в этой профессии. Это не самодеятельность, не клуб по интересам. Здесь получают одну из самых серьезных, престижных и образцовых профессий.

О престижности обучения в Академии свидетельствует и тот факт, что сюда приезжают стажеры из десятков стран мира.

Мы иностранцев не учим по полной программе, как наших детей. Иначе пришлось бы преподавать им и предметы общеобразовательные. Поэтому мы называем их стажерами. Они приезжают к нам учиться русскому балету. Мы ценны классическим балетом и этим уникальным образованием. Однажды, давая интервью в США, на вопрос: почему вы считаете ваш балет лучшим, я, будучи тогда еще юным и нахальным артистом, сказал: да потому, что наш балет существует дольше, чем США как государство. Поэтому я считаю, что надо пропагандировать и вкладывать деньги в то, что является действительно нашим отечественным, говоря современным языком, ноу-хау. Балет - это то, что Россия подарила миру. Да, когда-то она по крупицам что-то купила у итальянцев, что-то взяла у шведов, у французов и датчан. Все это здесь смешала. И придумала ту школу, которую мы сейчас имеем. И подарила миру классическое искусство балета. Таких школ нет нигде в мире. Так комплексно артистов балета не готовят нигде. И поэтому к нам за деньги едут учиться балету стажеры со всего мира.

Сейчас балет переживает новый пик интереса. В чем, по вашему мнению, причина?

Интерес к балету всегда был огромен во всем мире.

Но в последнее время особенно пристальное внимание балету уделяет кинематограф. В Голливуде Рэйф Файнс снимает байопик о Рудольфе Нуриеве, выпускнике Академии Вагановой. ВВС снял документальный фильм о Большом театре. На экраны вышла лента Тодоровского "Большой". Кстати, Алиса Фрейндлих рассказывала, что помощь в работе над ролью педагога Белецкой в этой картине ей оказала подруга, которая водила ее в репетиционные классы Академии Вагановой. Нужно ли показывать зрителю эти ежедневные усилия артиста, это вечное преодоление, схватку со временем, боль? Не разрушает ли это представление о балете как о сказке?

Да, за красотой и волшебством балета стоит огромный тяжелый труд, который не должен видеть зритель. И все эти голливудские фильмы-сказки о балете, да и наши, отечественные, которые режиссеры сейчас кинулись массово снимать, где балетные показаны такими немножко блаженными, в состоянии аффекта, - это все ерунда! Очень часто известные артисты на людях играют роль таких экзальтированных, эмоциональных персонажей. На самом деле, это очень здравомыслящие, стрессоустойчивые и психически нормальные люди. Поверьте, ни один человек, который в третьем акте должен сделать наисложнейшие элементы, связанные с вестибулярным аппаратом, не может быть психически несостоятельным. Артист балета – это очень серьезная профессия, и недаром в Советском Союзе было принято решение установить такой ранний пенсионный возраст.

Мне кажется, что ни один фильм не сможет разрушить представление человечества о балете, которое формировалось веками. И что бы ни придумали нового, балету всегда будут учить по старинке, потому что это старинный вид искусства. Россия ценна классическим балетом и этим уникальным образованием. Я всегда это подчеркиваю: единственный вид российских дипломов, которые котируются во всем мире, - это дипломы в области культуры. Юристы, экономисты, медики вынуждены там заново защищать свои дипломы. А вот все, что касается балета, музыки, вокала – тут мы на первом месте, нас принимают моментально. Так что в области классического балета мы всегда были и будем недосягаемы!

2017-06-21T17:03:00+03:00
Николай Цискаридзе: в классическом балете мы недосягаемы

23 июня в БКЗ "Октябрьский" состоится юбилейный 275-й выпуск Академии русского балета им. Агриппины Вагановой. О самой известной в мире школе балета и о будущем ее выпускников мы беседуем с ректором Академии, народным артистом России Николаем Цискаридзе.

Читать далее

Это четвертый выпуск с момента, когда вы возглавили Академию. И вот они уходят, отправляются в самостоятельное плавание под "алыми парусами" надежды и мечты.

К сожалению, жизнь такова, что весна сменяет зиму, а на смену лету приходит осень, и все приходится начинать сначала. 4 года – это огромный срок. И каждый год – это не просто поколение, это новая генерация. Балетные способности – это редкий дар. Здесь нужен не только слух, координация, или сочетание голоса и слуха, как в игре на музыкальном инструменте. Для балета нужно абсолютно все, кроме, может быть, красивого голоса, потому что не приходится петь: слух, координация, красивая фигура, нерядовые мозги - потому что для того, чтобы человек на сцене красиво двигался и что-то из себя изображал, он должен быть неглупым. К сожалению, некоторые звезды нынешнего поколения опровергают этот мой постулат, но хотелось бы тянуться к высокому идеалу. На протяжении 280 лет наша школа показывала хорошие примеры. И я надеюсь, выпускники Академии будут верны этим традициям. В этом году у нас 40 выпускников и пятеро из них мои.

M.Logvinov 

Можно ли уже сейчас сказать, кто из них станет звездой?

Нет. Это шанс. И никто не знает, как он сработает. У меня перед глазами множество примеров, когда из школы уходили Одетты, а всю жизнь проработали последним Лебедем у воды. Как сложится дальнейшая жизнь наших выпускников в театрах, это, к сожалению, не зависит от меня. Это зависит от тех руководителей, которые их примут. Меня беспокоит, что наши театры превратились в завод, в конвейер. Театр стал не репертуарным, а блоковым. И очень часто молодой организм не справляется с нагрузкой. И опять-таки, это зависит от мудрости руководителя труппы. Сейчас в театральных труппах звезд мало, как правило. Все танцуют всё. Когда я пришел в театр в начале 90-ых, в театре была очень сильная дифференциация. Были солисты, были полухарактерные артисты и был кордебалет. И как только артист становился премьером или примой, он не пересекался с основной частью труппы. Это момент, когда артисты оказываются на разных этажах иерархий. И если во время учебы в школе они все дружат, когда переступают порог театра – увы, по-разному складывается. В театре дружбы не бывает никогда. И кто бы вам ни рассказывал, это миф. Две примадонны могут дружить до тех пор, пока не делят роль. Нужно быть состоявшейся звездой, чтобы не зависеть от этого. Я об этом говорю, потому что больше 20 лет был главным артистом страны в балетном жанре. Сейчас еще сложнее, каждый живет в своем ритме. А нынешнему выпуску мы решили устроить 23 июня гранд-бал в БКЗ "Октябрьский", в котором они в последний раз выступят таким составом. Это будет наш выпускной спектакль.

Расскажите, пожалуйста, о его программе.

Программу для выпускных составляю обычно я. И в этом случае многое диктует площадка. Я как никто знаю, что будет смотреться на этой сцене хорошо, а что не очень. Мы покажем третий акт из балета Петипа "Пахита". Это визитная карточка для любой классической труппы. Покажем сюиту из балета "Фея кукол". Этот балет очень любят зрители. В прошлом году мы выступали с ним в Кремлевском дворце в Москве, и в этом году в добавление к выпускному спектаклю нас попросили вновь привезти "Фею кукол". А в Петербурге мы покажем его единственный раз в этом году – 23 июня в БКЗ "Октябрьский". Этот спектакль одинаково близок и взрослым, и детям, потому что он напоминает о детстве - времени, когда люди бывают счастливы. Мы постарались восстановить ту эпоху, когда этот балет создавался. Если бы Лев Бакст, который тогда его оформлял, пришел к нам на спектакль, он был бы доволен, потому что мы постарались воплотить его замысел.

M.Logvinov 

Насколько я знаю, в "Фее кукол" на сцену БКЗ "Октябрьский" выйдет выпускница Академии этого года, пра-правнучка Матильды Кшесинской.

Да, у нас учатся две сестры. Одна выпускается в этом году, а другая завершает первый курс. Они пра-правнучки Иосифа Феликсовича Кшесинского – родного брата Матильды Кшесинской. Удивительно, как всё повторяется. В 19 веке в Академии тоже учились две сестры. Только тех девочек звали Юлия и Матильда, а этих зовут Элеонора и Ксения. И если поставить рядом фотографии тех девочек из 19 века и девочек из 21 века – вы будете удивлены, как они похожи. Элеонора и Ксения - очень одаренные дети, и дай Бог, чтобы у них карьера сложилась так же ярко, как у предков. Танцевать с такой фамилией, конечно, сложно. Но когда человек талантлив, он в состоянии создать свое лицо. Хотя в балете это бывает очень редко.

Отгремел выпускной бал, сданы экзамены. Какой процент выпускников после окончания Академии заключает контракт с театром?

У нас 100% трудоустройство. На стене в Академии уже все висит. Кому-то прислали по 5-6 приглашений, кому-то одно. Но без приглашения в труппу не остался ни один выпускник. И так у нас всегда. К тому же, сейчас очень большой дефицит артистов балета. Театров много, за молодых перспективных артистов идет большая борьба. И как старый артист балета я вынужден сказать, что балет – искусство молодых. В этом году так сложилось, что у наших выпускников уже было много приглашений на мировые сцены, престижные даже для взрослых артистов. Мы выступали на главных сценах Европы: в Лондоне в театре "Колизеум", в Миланском Ла Скала, в Париже в "Опера Гарнье", в Большом театре в Москве. Этому выпуску очень повезло еще в школьные годы побывать на крупнейших сценах мира. Это важно и для ребят, и для Академии, и для позиционирования нашего искусства в мире. Это очень важно и для престижа государства, об этом нельзя забывать.

Меняются ли с годами дети, которые приходят в Академию?

На детях, к сожалению, отражается все: и погодные условия, и политический строй, и экология, и стрессы. Сейчас мы расхлебываем наследие 90-ых, когда основная часть людей, которая должна была иметь детей, зарабатывала деньги, чтобы обеспечить свое будущее. Эти дети очень сильно обделены здоровьем. Второй момент – очень важный, и об этом, я считаю, надо говорить. Это дети, которые появились при помощи ЭКО. Их сейчас много, и внешне они ничем не отличаются. Но здоровье у них не такое крепкое. Когда я учился, если возникал какой-то перелом, это было редко, это было ЧП. Сейчас переломы плюсневой кости стопы – заурядное явление, это происходит на ровном месте. Шел по коридору, подвернул ногу - перелом плюсны. Это серьезная проблема, это говорит о хрупкости костей. Сейчас выросли целые поколения детей, которых не пеленали. И у них такие вывихи бедра от рождения, а это уже неисправимые вещи. Вообще, болезни очень изменились. Сейчас огромное количество детей, которые мучаются давлением. На просмотр приходят дети, у которых порок сердца. Много метеозависимых детей. Такого никогда не было! Это все новые заболевания. Серьезным спортом, серьезным классическим искусством, тем более балетом - могут заниматься исключительно здоровые дети. Поэтому на втором туре вступительных экзаменов мы проводим полную диспансеризацию. Мы не имеем права брать детей с какими-либо отклонениями и рисковать здоровьем ребенка. И без вердикта врачей мы не принимаем ни одного ребенка. Эта традиция идет еще с советских времен. Я приведу такой пример. От нагрузок очень часто падает зрение. И в советские годы таких детей, у которых ухудшалось зрение, отчисляли. У меня упало зрение на втором курсе, и зная, что меня могут отчислить, я выучил наизусть офтальмологическую таблицу и полтора года симулировал хорошее зрение. Сейчас мы на это уже не обращаем внимания, потому что появились другие, более серьезные заболевания и патологии. И, конечно, мы потеряли настоящую кузницу талантов. Советский балет строился не на петербуржцах и не на москвичах. Это были дети, в основном, из союзных республик, прежде всего, кавказских и с Украины. Это были самые важные регионы по поставке талантливых детей с вокальными и танцевальными данными, потому что в них сочеталась координация, слуховой аппарат, мышцы и т.д. Сейчас дети из этих регионов могут учиться в России исключительно за деньги, и далеко не все могут себе это позволить.

M.Logvinov 

Тем не менее, зная о невероятных нагрузках, о том, что безукоризненное здоровье и талант даются единицам, и не всем гарантирована блистательная карьера, тысячи детей и родителей осаждают Академию каждый год. В чем секрет привлекательности профессии "артист балета"?

Мотивация у всех разная: кто-то хочет порадовать бабушку, кто-то, как я, - попасть в сказку. Манит эта красота. Я, например, реально не понимал, что в балете может быть что-то сложное. Многие дети очаровываются тем, что эта профессия на виду. Но в основном, это родители так реализуют свою несбывшуюся мечту. Иногда это идет на пользу ребенку, но часто наносит огромный вред. И каждую осень я говорю с родителями. Мы отчисляем ребенка исключительно в том случае, если видим, что невозможно его развитие в этой профессии. Это не самодеятельность, не клуб по интересам. Здесь получают одну из самых серьезных, престижных и образцовых профессий.

О престижности обучения в Академии свидетельствует и тот факт, что сюда приезжают стажеры из десятков стран мира.

Мы иностранцев не учим по полной программе, как наших детей. Иначе пришлось бы преподавать им и предметы общеобразовательные. Поэтому мы называем их стажерами. Они приезжают к нам учиться русскому балету. Мы ценны классическим балетом и этим уникальным образованием. Однажды, давая интервью в США, на вопрос: почему вы считаете ваш балет лучшим, я, будучи тогда еще юным и нахальным артистом, сказал: да потому, что наш балет существует дольше, чем США как государство. Поэтому я считаю, что надо пропагандировать и вкладывать деньги в то, что является действительно нашим отечественным, говоря современным языком, ноу-хау. Балет - это то, что Россия подарила миру. Да, когда-то она по крупицам что-то купила у итальянцев, что-то взяла у шведов, у французов и датчан. Все это здесь смешала. И придумала ту школу, которую мы сейчас имеем. И подарила миру классическое искусство балета. Таких школ нет нигде в мире. Так комплексно артистов балета не готовят нигде. И поэтому к нам за деньги едут учиться балету стажеры со всего мира.

Сейчас балет переживает новый пик интереса. В чем, по вашему мнению, причина?

Интерес к балету всегда был огромен во всем мире.

Но в последнее время особенно пристальное внимание балету уделяет кинематограф. В Голливуде Рэйф Файнс снимает байопик о Рудольфе Нуриеве, выпускнике Академии Вагановой. ВВС снял документальный фильм о Большом театре. На экраны вышла лента Тодоровского "Большой". Кстати, Алиса Фрейндлих рассказывала, что помощь в работе над ролью педагога Белецкой в этой картине ей оказала подруга, которая водила ее в репетиционные классы Академии Вагановой. Нужно ли показывать зрителю эти ежедневные усилия артиста, это вечное преодоление, схватку со временем, боль? Не разрушает ли это представление о балете как о сказке?

Да, за красотой и волшебством балета стоит огромный тяжелый труд, который не должен видеть зритель. И все эти голливудские фильмы-сказки о балете, да и наши, отечественные, которые режиссеры сейчас кинулись массово снимать, где балетные показаны такими немножко блаженными, в состоянии аффекта, - это все ерунда! Очень часто известные артисты на людях играют роль таких экзальтированных, эмоциональных персонажей. На самом деле, это очень здравомыслящие, стрессоустойчивые и психически нормальные люди. Поверьте, ни один человек, который в третьем акте должен сделать наисложнейшие элементы, связанные с вестибулярным аппаратом, не может быть психически несостоятельным. Артист балета – это очень серьезная профессия, и недаром в Советском Союзе было принято решение установить такой ранний пенсионный возраст.

Мне кажется, что ни один фильм не сможет разрушить представление человечества о балете, которое формировалось веками. И что бы ни придумали нового, балету всегда будут учить по старинке, потому что это старинный вид искусства. Россия ценна классическим балетом и этим уникальным образованием. Я всегда это подчеркиваю: единственный вид российских дипломов, которые котируются во всем мире, - это дипломы в области культуры. Юристы, экономисты, медики вынуждены там заново защищать свои дипломы. А вот все, что касается балета, музыки, вокала – тут мы на первом месте, нас принимают моментально. Так что в области классического балета мы всегда были и будем недосягаемы!

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети