По оценкам специалистов, число граждан, берущих кредиты в банках и микрофинансовых организациях, постоянно растет, как и число тех, кто не может вовремя рассчитаться со своими кредиторами. Как поступать в таких случаях? Какова ситуация с материнским капиталом и что делать тем, у кого вклады оказались "забалансовыми", рассказывает финансовый омбудсмен Павел Медведев.

Павел Алексеевич, ваша работа – помогать людям, попавшим по разным причинам в непростую жизненную ситуацию, связанную с финансами. В частности, взявшим кредит и не имеющим возможности его отдать. Какова сегодня ситуация с закредитованностью населения?

По данным Национального бюро кредитных историй, общее число закредитованных граждан выросло до 42-45 млн. И если относительно состоятельные люди, ограничив себя в каких-то серьезных покупках, напрягаются и пытаются расплатиться с долгами, то совсем бедные, наоборот, стали платить хуже. Объем просроченной задолженности (это долги, по которым не платят в течение более 3 месяцев. – Ред.) – 7,5%. В этом объеме подавляющее большинство кредитов составляют мелкие заимствования бедных людей.

При этом практически исчезли заявители, у которых один кредит. Таких не то что мало, просто совсем нет. Два кредитора – это большое счастье. В этом случае мы еще как-то барахтаемся, пытаемся помочь человеку и договориться с банками о реструктуризации. Хотя кредиторы уже априори думают, что их заемщик закредитован, и, как правило, не идут с нами на контакт. Например, жительница Петербурга взяла в кредит стиральную машину по необходимости, поскольку не могла стирать руками из-за болезни. Ну и пошло. Теперь на ней 40 или 42 кредита!

Но кроме банков есть еще весьма популярные как раз у небогатой части населения микрофинансовые организации (МФО). Какая там сейчас ситуация?

В моей практике все чаще встречаются заявления от граждан, которые взяли банковский кредит, пытаются перекредитоваться, и банки им отказывают. Для них выдать кредит такому человеку – большой риск. А высоко поднять процентную ставку они по закону не могут.

Тогда заемщики идут в микрофинансовые организации, где им дают деньги. Но уже, скажем, под 700 или более процентов годовых. И такие должники встречаются все чаще и чаще. Но все-таки я бы не сказал, что займы МФО – крупная социальная проблема. По моим оценкам, все займы перед этими организациями занимают около 1,5%, а по численности заемщиков, думаю, процентов пять.

А вот просрочка в этом сегменте очень большая. Но это не связано с тем, что микрофинансовые организации стали более изощренно обманывать граждан. Просто это настолько в среднем простодушные люди, что они не замечают того обстоятельства, что за первые несколько дней можно заплатить по ставке 6-7 тыс. процентов!

Каков рейтинг обращений? На что больше всего жалуются люди?

В числе жалоб – просьбы о предоставлении реструктуризации по валютной ипотеке, о возврате снятых несанкционированно с банковских карт денежных средств; жалобы на высокий размер процентов и штрафных санкций при несвоевременной оплате кредита; на некорректные действия работников банков и коллекторских агентств.

А на первом месте, как я уже сказал, жалобы на невозможность вернуть деньги, то есть на невозможность обслуживать кредит. Причем все больше и больше граждан просят о его реструктуризации. В этом случае они могли бы этот реструктуризированный долг обслуживать, погасить кредиты и расплатиться, пусть и за более долгое время, с теми процентами, которые назначил банк.

А сегодня это возможно?

Увы, реструктуризация уже несколько лет невозможна, потому что исчезли заявители – должники одного банка. Сначала таких было подавляющее большинство. И я легко договаривался с банком, потому что он тоже заинтересован в реструктуризации, ему это выгодно. Если кредит реструктуризируется, человек хоть что-то платит. А так он не платит ничего.

Сейчас серьезная проблема заключается в том, что граждане, которые попадают в трудное положение, редко являются должниками одного кредитора. Если поступает заявление от должника одного кредитора, я могу за редким исключением договориться о реструктуризации. Когда кредитора два – уже с трудом, банки ревнуют друг к другу и с трудом соглашаются. Если кредиторов больше – договориться практически невозможно, так как невозможно согласовать интересы разных банков. Каждая реструктуризация высвобождает средства заемщика, кредитор подозревает, что эти свободные средства "перетекут" конкуренту, и он не соглашается. Поэтому это дело совершенно застопорилось, люди обращаются к раздолжителям, которые их еще и грабят.

В числе жалоб на вашем сайте обозначена еще одна серьезная проблема. Люди жалуются на невозможность вернуть свои вклады, так как их фамилии, что называется, в "списках не значатся".

Это беда, с которой мы не можем справиться уже несколько лет. Депозиты граждан в некоторых банках оказываются неучтенными. То есть банк деньги взял, а обязательства перед вкладчиком зафиксировать "забыл". Если "забывчивый" банк обанкротится, решение проблемы становится компетенцией Агентства по страхованию вкладов, и оно в большинстве случаев деньги выплачивает, не заставляя граждан мучиться в судах. Другая ситуация, если банк живой. Тогда люди вынуждены идти в суд, но и достаточно мучительная судебная процедура не всегда помогает.

До недавнего времени суды в абсолютном большинстве случаев не признавали наличие вклада, несмотря на то что все документы, подтверждающие внесение денег, были на руках у граждан. Впрочем, недавно Конституционный суд решил признать договор заключенным, если будет установлено, что прием от гражданина денежных средств для внесения во вклад подтверждается документами, которые были выданы ему банком и в тексте которых отражен факт внесения соответствующих денежных средств.

После такого решения суды сменили гнев на милость и во многих случаях пересмотрели свои позиции в пользу вкладчиков. Хотя положительный исход бывает, увы, не всегда. 

Что же делать в таком случае?

Я могу дать только один совет, хотя мне самому он не очень нравится: продолжать отстаивать свои права в судах все более высокой инстанции. Возможно, если дело дойдет до Верховного суда, тот не сможет не принять во внимание решение Конституционного суда РФ. Мог у рассказать, как я 5 лет борюсь с судами вместе с гражданами, у которых забалансовые вклады в живых банках. Они дошли (не без моей помощи) до Конституционного суда, выиграли его, после чего сообщили, что мой совет не идти в суд, а смириться с потерей был правильный. На это разбирательство они потратили 5 лет своей жизни.

Один гражданин – более продвинутый– признался, что потратил денег больше, чем получил. Другой – типичный гуманитарий – рассказал, как в семье стало плохо, потому что все эти годы она не жила, а боролась.

Выступая на Международном финансовом конгрессе – 2017 в Петербурге, вы заявили, что "с материнским капиталом сегодня настоящая трагедия"…

Материнский капитал был задуман как стимул увеличения рождаемости и рассчитан на семьи с двумя и более детьми. Но половина таких семей попадает в 20%-ную группу населения с самыми низкими доходами. Поэтому в реальности в значительной части случаев деньги обналичиваются и тратятся на еду, а вовсе не на покупку квартиры. Занимаются конвертацией субсидии в живые деньги сомнительные конторы, сделавшие это своим бизнесом.

Мы боремся с этим, в частности, запретили проводить сделки через микрофинансовые организации. Но на их месте появились другие конторы. В результате теперь надо отдать за обналичивание больше – две трети капитала. По моим данным, от половины до двух третей материнского капитала мошенники забирают себе за его обналичивание.

Таким образом получается, что большую часть матерей, которые, рожая второго ребенка, вносят вклад в преодоление депопуляции, ограничение в использовании материнского капитала делает преступницами. А бюджетными деньгами, предназначенными, казалось бы, на благое дело, подкармливают проходимцев.

И что же вы как финансовый омбудсмен предлагаете?

Может быть, раз уж мы разрешили женщине рожать, да еще и двух детей, мы разрешим ей самой решать, как использовать положенные ей деньги? Наверняка это поднимет эффективность материнского капитала.

Обращение к финансовому омбудсмену поможет решить споры между вами и банком: при реструктуризации долга по кредитному договору; при незаконном начислении процентов по кредиту; если вы хотите пожаловаться на действия коллекторов; если банк взимает комиссии по ведению ссудного счета; если банк требует вернуть кредит досрочно; если с вашей банковской карты похищены средства.

Обращаться нужно в секретариат финансового омбудсмена. Тел. +7 (495) 957-81-81 (многоканальный), 107 016, г. Москва, Неглинная ул., 12; e-mail: fi nomb@arb.ru, fi nomb.arb@yandex.ru

2017-08-24T10:24:00+03:00
Павел Медведев: россияне сейчас редко являются должниками одного банка

По оценкам специалистов, число граждан, берущих кредиты в банках и микрофинансовых организациях, постоянно растет, как и число тех, кто не может вовремя рассчитаться со своими кредиторами. Как поступать в таких случаях? Какова ситуация с материнским капиталом и что делать тем, у кого вклады оказались "забалансовыми", рассказывает финансовый омбудсмен Павел Медведев.

Читать далее

Павел Алексеевич, ваша работа – помогать людям, попавшим по разным причинам в непростую жизненную ситуацию, связанную с финансами. В частности, взявшим кредит и не имеющим возможности его отдать. Какова сегодня ситуация с закредитованностью населения?

По данным Национального бюро кредитных историй, общее число закредитованных граждан выросло до 42-45 млн. И если относительно состоятельные люди, ограничив себя в каких-то серьезных покупках, напрягаются и пытаются расплатиться с долгами, то совсем бедные, наоборот, стали платить хуже. Объем просроченной задолженности (это долги, по которым не платят в течение более 3 месяцев. – Ред.) – 7,5%. В этом объеме подавляющее большинство кредитов составляют мелкие заимствования бедных людей.

При этом практически исчезли заявители, у которых один кредит. Таких не то что мало, просто совсем нет. Два кредитора – это большое счастье. В этом случае мы еще как-то барахтаемся, пытаемся помочь человеку и договориться с банками о реструктуризации. Хотя кредиторы уже априори думают, что их заемщик закредитован, и, как правило, не идут с нами на контакт. Например, жительница Петербурга взяла в кредит стиральную машину по необходимости, поскольку не могла стирать руками из-за болезни. Ну и пошло. Теперь на ней 40 или 42 кредита!

Но кроме банков есть еще весьма популярные как раз у небогатой части населения микрофинансовые организации (МФО). Какая там сейчас ситуация?

В моей практике все чаще встречаются заявления от граждан, которые взяли банковский кредит, пытаются перекредитоваться, и банки им отказывают. Для них выдать кредит такому человеку – большой риск. А высоко поднять процентную ставку они по закону не могут.

Тогда заемщики идут в микрофинансовые организации, где им дают деньги. Но уже, скажем, под 700 или более процентов годовых. И такие должники встречаются все чаще и чаще. Но все-таки я бы не сказал, что займы МФО – крупная социальная проблема. По моим оценкам, все займы перед этими организациями занимают около 1,5%, а по численности заемщиков, думаю, процентов пять.

А вот просрочка в этом сегменте очень большая. Но это не связано с тем, что микрофинансовые организации стали более изощренно обманывать граждан. Просто это настолько в среднем простодушные люди, что они не замечают того обстоятельства, что за первые несколько дней можно заплатить по ставке 6-7 тыс. процентов!

Каков рейтинг обращений? На что больше всего жалуются люди?

В числе жалоб – просьбы о предоставлении реструктуризации по валютной ипотеке, о возврате снятых несанкционированно с банковских карт денежных средств; жалобы на высокий размер процентов и штрафных санкций при несвоевременной оплате кредита; на некорректные действия работников банков и коллекторских агентств.

А на первом месте, как я уже сказал, жалобы на невозможность вернуть деньги, то есть на невозможность обслуживать кредит. Причем все больше и больше граждан просят о его реструктуризации. В этом случае они могли бы этот реструктуризированный долг обслуживать, погасить кредиты и расплатиться, пусть и за более долгое время, с теми процентами, которые назначил банк.

А сегодня это возможно?

Увы, реструктуризация уже несколько лет невозможна, потому что исчезли заявители – должники одного банка. Сначала таких было подавляющее большинство. И я легко договаривался с банком, потому что он тоже заинтересован в реструктуризации, ему это выгодно. Если кредит реструктуризируется, человек хоть что-то платит. А так он не платит ничего.

Сейчас серьезная проблема заключается в том, что граждане, которые попадают в трудное положение, редко являются должниками одного кредитора. Если поступает заявление от должника одного кредитора, я могу за редким исключением договориться о реструктуризации. Когда кредитора два – уже с трудом, банки ревнуют друг к другу и с трудом соглашаются. Если кредиторов больше – договориться практически невозможно, так как невозможно согласовать интересы разных банков. Каждая реструктуризация высвобождает средства заемщика, кредитор подозревает, что эти свободные средства "перетекут" конкуренту, и он не соглашается. Поэтому это дело совершенно застопорилось, люди обращаются к раздолжителям, которые их еще и грабят.

В числе жалоб на вашем сайте обозначена еще одна серьезная проблема. Люди жалуются на невозможность вернуть свои вклады, так как их фамилии, что называется, в "списках не значатся".

Это беда, с которой мы не можем справиться уже несколько лет. Депозиты граждан в некоторых банках оказываются неучтенными. То есть банк деньги взял, а обязательства перед вкладчиком зафиксировать "забыл". Если "забывчивый" банк обанкротится, решение проблемы становится компетенцией Агентства по страхованию вкладов, и оно в большинстве случаев деньги выплачивает, не заставляя граждан мучиться в судах. Другая ситуация, если банк живой. Тогда люди вынуждены идти в суд, но и достаточно мучительная судебная процедура не всегда помогает.

До недавнего времени суды в абсолютном большинстве случаев не признавали наличие вклада, несмотря на то что все документы, подтверждающие внесение денег, были на руках у граждан. Впрочем, недавно Конституционный суд решил признать договор заключенным, если будет установлено, что прием от гражданина денежных средств для внесения во вклад подтверждается документами, которые были выданы ему банком и в тексте которых отражен факт внесения соответствующих денежных средств.

После такого решения суды сменили гнев на милость и во многих случаях пересмотрели свои позиции в пользу вкладчиков. Хотя положительный исход бывает, увы, не всегда. 

Что же делать в таком случае?

Я могу дать только один совет, хотя мне самому он не очень нравится: продолжать отстаивать свои права в судах все более высокой инстанции. Возможно, если дело дойдет до Верховного суда, тот не сможет не принять во внимание решение Конституционного суда РФ. Мог у рассказать, как я 5 лет борюсь с судами вместе с гражданами, у которых забалансовые вклады в живых банках. Они дошли (не без моей помощи) до Конституционного суда, выиграли его, после чего сообщили, что мой совет не идти в суд, а смириться с потерей был правильный. На это разбирательство они потратили 5 лет своей жизни.

Один гражданин – более продвинутый– признался, что потратил денег больше, чем получил. Другой – типичный гуманитарий – рассказал, как в семье стало плохо, потому что все эти годы она не жила, а боролась.

Выступая на Международном финансовом конгрессе – 2017 в Петербурге, вы заявили, что "с материнским капиталом сегодня настоящая трагедия"…

Материнский капитал был задуман как стимул увеличения рождаемости и рассчитан на семьи с двумя и более детьми. Но половина таких семей попадает в 20%-ную группу населения с самыми низкими доходами. Поэтому в реальности в значительной части случаев деньги обналичиваются и тратятся на еду, а вовсе не на покупку квартиры. Занимаются конвертацией субсидии в живые деньги сомнительные конторы, сделавшие это своим бизнесом.

Мы боремся с этим, в частности, запретили проводить сделки через микрофинансовые организации. Но на их месте появились другие конторы. В результате теперь надо отдать за обналичивание больше – две трети капитала. По моим данным, от половины до двух третей материнского капитала мошенники забирают себе за его обналичивание.

Таким образом получается, что большую часть матерей, которые, рожая второго ребенка, вносят вклад в преодоление депопуляции, ограничение в использовании материнского капитала делает преступницами. А бюджетными деньгами, предназначенными, казалось бы, на благое дело, подкармливают проходимцев.

И что же вы как финансовый омбудсмен предлагаете?

Может быть, раз уж мы разрешили женщине рожать, да еще и двух детей, мы разрешим ей самой решать, как использовать положенные ей деньги? Наверняка это поднимет эффективность материнского капитала.

Обращение к финансовому омбудсмену поможет решить споры между вами и банком: при реструктуризации долга по кредитному договору; при незаконном начислении процентов по кредиту; если вы хотите пожаловаться на действия коллекторов; если банк взимает комиссии по ведению ссудного счета; если банк требует вернуть кредит досрочно; если с вашей банковской карты похищены средства.

Обращаться нужно в секретариат финансового омбудсмена. Тел. +7 (495) 957-81-81 (многоканальный), 107 016, г. Москва, Неглинная ул., 12; e-mail: fi nomb@arb.ru, fi nomb.arb@yandex.ru

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети