Финский залив по праву считается удивительным хранилищем древностей, которые исчисляются десятками тысяч. Андрей Лукошков, известный петербургский историк и археолог, автор книги "Реестр кораблей и других объектов подводного историко-культурного наследия Российской Федерации", рассказал "Петербургскому дневнику" о работе подводных археологов.

Как определяется план работы новой экспедиции?

Несколько лет наши специалисты работали с архивами, чтобы создать карту кораблекрушений. Обладая этой информацией, мы отправляемся в экспедицию и ищем определенные корабли. На  сегодняшний день в нашей базе по Финскому заливу есть данные об 11 тыс. объектов. При этом каждый год мы находим новые. Точное количество объектов, скрытых в водах Финского залива, неизвестно, но эта цифра близка к 50 тыс. Уточню, что  речь идет не только о затонувших кораблях. В эту цифру входят самолеты, танки и другая техника. Так, только морская авиация потеряла за годы Великой Отечественной войны около 2,5 тыс. самолетов. Добавьте к этому старинные прибрежные сооружения. К примеру, для археологов немалый интерес представляют места уже давно канувших в Лету причалов и небольших портов. При любой погрузке-разгрузке в воду роняли огромное количество вещей, которые по прошествии многих лет стали артефактами, отражающими быт определенной эпохи. Кроме того, мы занимаемся реконструированием расположения этих мест, что является важным элементом восстановления истории.

Расскажите, как идет поиск затонувших объектов.

Для  поиска используется гидроакустическая аппаратура, которая позволяет нам создать образ морского дна. Обнаружив с помощью этой аппаратуры какой-то объект, исследователи могут идентифицировать его в 80% случаев. Экспедиция ищет конкретное судно, но зачастую удается обнаружить немало других объектов. Довольно часто корабли различных эпох погибали в одних и тех же местах. Это связано с  тем, что  парусные корабли были вынуждены использовать одни и те же фарватеры. Поэтому на скалах, где погиб корабль XIX в., можно обнаружить суда XVII в. и более древние корабли.

Одно из таких мест в Финском заливе – остров Гогланд. Он частично перекрывает выход из восточной части залива. В XIX в. это место и вовсе считали воротами в Балтику. Основной фарватер проходил рядом с северной оконечностью Гогланда. Мы сделали сплошное картирование вокруг острова и обнаружили на дне 32 судна. Надо сказать, что Гогланд далеко не единственная локация, где в одном месте покоятся обломки десятков кораблей различных эпох. 

Что происходит, когда цель экспедиции обнаружена? 

После того как мы находим то, что искали, наша главная задача  – доказать, что  это именно тот корабль. Важно определить эпоху, конструкцию и национальную принадлежность. Скажем, совсем недавно закончилась очередная экспедиция на немецкое торговое судно XVII в. "Архангел Рафаил". Корабль, построенный в 1693 г., отлично сохранился. Теперь к нам приезжают немецкие исследователи, ведь у них нет судов такой сохранности. Для восстановления истории крайне важно разобраться в  конструкции корабля, поскольку в то время чертежей практически не существовало. Кланы корабелов ревностно охраняли свои секреты, передавая знания о постройке корабля от отца к сыну и т. д. То, что это именно тот корабль, мы смогли установить по найденному блюду с названием судна и штампу на кирпичах, из которых был выполнен камбуз.

Когда объект обнаружен, над  ним на  якорях встает исследовательское судно. В среднем водолазы проводят под водой по 6-8 часов. Если при разведке и первоначальном осмотре корабля исследователи нередко используют роботов, то раскопки ведутся только вручную. Все тщательно фиксируется и записывается, от ила судно аккуратно очищают небольшими лопатками.

Говорят, что воды Балтики буквально консервируют обломки кораблей. Так ли это?

Не всей Балтики, а только воды восточной части Финского залива, где есть пресная вода и отсутствуют древоточцы. С борта "Архангела Рафаила" было поднято немало артефактов: личные вещи экипажа, посуда, инструменты. Все они неплохо сохранились, но более крупные объекты пока решено оставить в воде. Дело в том, что на воздухе артефакты начинают быстро разрушаться, поэтому проводится полевая консервация. Позже в лабораторных условиях эти предметы проходят полноценную консервацию и  приобретают музейный вид. 

Поднятые с  "Архангела Рафаила" вещи мы передаем в Музей истории Кронштадта, где планируем открыть экспозицию, посвященную этому кораблю. 

Можно ли ожидать, что по завершении раскопок "Архангел Рафаил" или другое судно будет полностью извлечено из воды?

Технологически это возможно, но этот процесс, мягко говоря, недешевый. Самая главная проблема – сохранить корабль после подъема. На сегодняшний день есть несколько технологий консервации столь крупных объектов, но все они несовершенны. Шведы подняли свой корабль XVII в. Vasa, в специальном павильоне они консервировали его 20 лет, потом сделали музей, однако недавно стало известно, что  из-за  высокого содержания серы дерево начало разрушаться, консервация не помогла.

У нас есть идея поднять один небольшой кораблик, но пока это только в планах.

2017-08-29T16:45:00+03:00
Андрей Лукошков: Финский залив - клад для подводных археологов

Финский залив по праву считается удивительным хранилищем древностей, которые исчисляются десятками тысяч. Андрей Лукошков, известный петербургский историк и археолог, автор книги "Реестр кораблей и других объектов подводного историко-культурного наследия Российской Федерации", рассказал "Петербургскому дневнику" о работе подводных археологов.

Читать далее

Как определяется план работы новой экспедиции?

Несколько лет наши специалисты работали с архивами, чтобы создать карту кораблекрушений. Обладая этой информацией, мы отправляемся в экспедицию и ищем определенные корабли. На  сегодняшний день в нашей базе по Финскому заливу есть данные об 11 тыс. объектов. При этом каждый год мы находим новые. Точное количество объектов, скрытых в водах Финского залива, неизвестно, но эта цифра близка к 50 тыс. Уточню, что  речь идет не только о затонувших кораблях. В эту цифру входят самолеты, танки и другая техника. Так, только морская авиация потеряла за годы Великой Отечественной войны около 2,5 тыс. самолетов. Добавьте к этому старинные прибрежные сооружения. К примеру, для археологов немалый интерес представляют места уже давно канувших в Лету причалов и небольших портов. При любой погрузке-разгрузке в воду роняли огромное количество вещей, которые по прошествии многих лет стали артефактами, отражающими быт определенной эпохи. Кроме того, мы занимаемся реконструированием расположения этих мест, что является важным элементом восстановления истории.

Расскажите, как идет поиск затонувших объектов.

Для  поиска используется гидроакустическая аппаратура, которая позволяет нам создать образ морского дна. Обнаружив с помощью этой аппаратуры какой-то объект, исследователи могут идентифицировать его в 80% случаев. Экспедиция ищет конкретное судно, но зачастую удается обнаружить немало других объектов. Довольно часто корабли различных эпох погибали в одних и тех же местах. Это связано с  тем, что  парусные корабли были вынуждены использовать одни и те же фарватеры. Поэтому на скалах, где погиб корабль XIX в., можно обнаружить суда XVII в. и более древние корабли.

Одно из таких мест в Финском заливе – остров Гогланд. Он частично перекрывает выход из восточной части залива. В XIX в. это место и вовсе считали воротами в Балтику. Основной фарватер проходил рядом с северной оконечностью Гогланда. Мы сделали сплошное картирование вокруг острова и обнаружили на дне 32 судна. Надо сказать, что Гогланд далеко не единственная локация, где в одном месте покоятся обломки десятков кораблей различных эпох. 

Что происходит, когда цель экспедиции обнаружена? 

После того как мы находим то, что искали, наша главная задача  – доказать, что  это именно тот корабль. Важно определить эпоху, конструкцию и национальную принадлежность. Скажем, совсем недавно закончилась очередная экспедиция на немецкое торговое судно XVII в. "Архангел Рафаил". Корабль, построенный в 1693 г., отлично сохранился. Теперь к нам приезжают немецкие исследователи, ведь у них нет судов такой сохранности. Для восстановления истории крайне важно разобраться в  конструкции корабля, поскольку в то время чертежей практически не существовало. Кланы корабелов ревностно охраняли свои секреты, передавая знания о постройке корабля от отца к сыну и т. д. То, что это именно тот корабль, мы смогли установить по найденному блюду с названием судна и штампу на кирпичах, из которых был выполнен камбуз.

Когда объект обнаружен, над  ним на  якорях встает исследовательское судно. В среднем водолазы проводят под водой по 6-8 часов. Если при разведке и первоначальном осмотре корабля исследователи нередко используют роботов, то раскопки ведутся только вручную. Все тщательно фиксируется и записывается, от ила судно аккуратно очищают небольшими лопатками.

Говорят, что воды Балтики буквально консервируют обломки кораблей. Так ли это?

Не всей Балтики, а только воды восточной части Финского залива, где есть пресная вода и отсутствуют древоточцы. С борта "Архангела Рафаила" было поднято немало артефактов: личные вещи экипажа, посуда, инструменты. Все они неплохо сохранились, но более крупные объекты пока решено оставить в воде. Дело в том, что на воздухе артефакты начинают быстро разрушаться, поэтому проводится полевая консервация. Позже в лабораторных условиях эти предметы проходят полноценную консервацию и  приобретают музейный вид. 

Поднятые с  "Архангела Рафаила" вещи мы передаем в Музей истории Кронштадта, где планируем открыть экспозицию, посвященную этому кораблю. 

Можно ли ожидать, что по завершении раскопок "Архангел Рафаил" или другое судно будет полностью извлечено из воды?

Технологически это возможно, но этот процесс, мягко говоря, недешевый. Самая главная проблема – сохранить корабль после подъема. На сегодняшний день есть несколько технологий консервации столь крупных объектов, но все они несовершенны. Шведы подняли свой корабль XVII в. Vasa, в специальном павильоне они консервировали его 20 лет, потом сделали музей, однако недавно стало известно, что  из-за  высокого содержания серы дерево начало разрушаться, консервация не помогла.

У нас есть идея поднять один небольшой кораблик, но пока это только в планах.

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети