Десять лет назад в России был создан Следственный комитет. Де-юре он еще не был самостоятельным органом, организационно входя в состав прокуратуры РФ, но де-факто функции предварительного следствия и прокурорского надзора 7 сентября 2007 г. разделились. О том, как происходило становление нового правоохранительного органа в нашем городе, и результатах работы "ПД" рассказал руководитель ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу генерал-лейтенант юстиции Александр Клаус.

"Петербургский дневник": Поправки в федеральный закон "О прокуратуре РФ", предусматривавшие создание Следственного комитета, при обсуждении в Госдуме вызвали немало критики. Одним из спорных моментов стал срок вступления закона в силу, 90 суток с момента опубликования, который многие считали недостаточным. Как шла в таких условиях подготовка к созданию нового правоохранительного органа на местах?

Александр Клаус: Весной 2007 г. на базе Генеральной прокуратуры РФ и в регионах были созданы рабочие группы по подготовке внутренних нормативных документов: закон устанавливал лишь общие принципы функционирования нового органа, а всю конкретику пришлось создавать на местах.

В Санкт-Петербурге в рабочую группу, которую возглавил заместитель прокурора города Андрей Лавренко, вошли около десятка сотрудников, включая меня. Незадолго до этого я был назначен прокурором Выборгского района, но поскольку многие годы являлся кадровым следователем, а позже возглавлял отдел криминалистики, для меня вопрос выбора не стоял. Только Следственный комитет!

Создание нового следственного аппарата – это не только новые названия подразделений и иная штатная численность, но и зачастую новый функционал. Формировалась собственная дежурная часть, вводились должности помощников по вопросам собственной безопасности и многое-многое другое.

Все это членам рабочей группы и пришлось регламентировать, прописывать функциональные обязанности, заниматься подбором кандидатов с тем, чтобы к 7 сентября 2007 г. все принятые на должность сотрудники четко понимали, где они работают, как, что должны выполнять и в каком объеме.

"Петербургский дневник": Но это же требует едва ли не круглосуточной работы!

Александр Клаус: Порой так и происходило. С конца августа мы засиживались в своих кабинетах сутками, готовя самый трудоемкий документ – организационно-штатное расписание.

В зависимости от криминогенной обстановки в каждом районе нужно было определить необходимое количество руководителей районных отделов, пропорциональное возможной нагрузке число следователей, оценить, нужны ли дополнительные помощники и сколько. Был проделан большой аналитический труд, чтобы к моменту вступления закона в силу весь Санкт-Петербург организационно и штатно был перекрыт, и, на мой взгляд, нам это удалось.

Параллельно проводилась инвентаризация всех уголовных дел, находящихся в производстве и в архивах прокуратуры, материалов проверок, жалоб, обращений граждан. В свое производство мы забрали около 8 тыс. нераскрытых начиная с 1970‑х гг. уголовных дел, из которых около половины – тяжкие и особо тяжкие составы.

"Петербургский дневник": С какими проблемами на первых порах пришлось столкнуться?

Александр Клаус: Главной стал кадровый недобор. Из первоначальной штатной численности в наличии было менее половины. С одной стороны, не все имевшие отношение к следствию сотрудники прокуратуры решили перейти в новый орган. С другой, не все желающие были в него приняты. Да и штаты нам дали больше прежнего. В итоге 7 сентября 2007 г. сложилась достаточно сложная ситуация, когда в ряде районных подразделений количество следователей оказалось в 3‑4 раза ниже предусмотренного по штату. На суточные дежурства людям приходилось заступать порой через день.

"Петербургский дневник": В целом какие изменения произошли в работе за прошедшее десятилетие?

Александр Клаус: Изменилось многое. Неизменной осталась лишь наша задача – раскрывать преступления. Только делать это мы стали, на мой взгляд, лучше. В немалой степени за счет повышения персональной ответственности за результаты работы. Объем ее и до создания Следственного комитета был большим, но с 2007 г. наша подследственность постепенно увеличивается.

Значительно выросло число расследованных сложных дел, к которым ранее мы порой не знали как и подступиться. Например, на качественно иной уровень поставлены вопросы раскрытия убийств.

Еще 10‑15 лет в Петербурге совершалось около 1 тыс. таких преступлений. По итогам 2016 г. – 212. Это не просто цифры. Объективно обстановка в городе стала гораздо спокойнее.

"Петербургский дневник": За счет чего, на ваш взгляд, Петербург снял с себя позорный ярлык криминальной столицы?

Александр Клаус: Безусловно, есть объективные причины снижения преступности: рост экономики, социальной защищенности, общая стабилизация жизни.

Больше внимания уделяется вопросам воспитания подрастающего поколения, профилактике. Но и правоохранительные органы стали работать намного эффективнее.

Нами сейчас, например, раскрывается две трети заказных убийств, что в 1990‑е гг. исчислялось практически единичными случаями, большое количество дел о безвестном исчезновении, половых серий, которые прежде порой и вовсе не выявлялись. На качественно ином уровне расследуются коррупционные преступления.

Все это не могло бы быть достигнуто без надлежащей организации работы и созданной многоступенчатой системы контроля, которая запускается с момента получения сводок о происшествиях.

Эффективная работа невозможна без надлежащего материально-технического обеспечения. Немудрено, что в 90‑е гг. было такое количество "глухарей" – ведь работали сотрудники правоохранительных органов, что называется, на голом энтузиазме…

Да, "старики" хорошо помнят, как в лихие девяностые нам порой самим приходилось покупать бумагу, авторучки. Машин не было, а если и были, то бензин отсутствовал. Организация проверки показаний на месте превращалась в целую "войсковую операцию": нужно было найти микроавтобус, горючее, видеокамеру, со всеми договориться.

Теперь же у нас в управлении криминалистики есть передвижные криминалистические лаборатории, благодаря которым можно хоть в чистом поле работать. Мы снабжены криминалистической техникой, какую еще недавно лишь в кино видели! Большинство следственных отделов переехало на новые площади. Здесь нам огромную помощь оказывает правительство Санкт-Петербурга.

В бизнесе существует понятие рентабельности. Так, в 2016 г. мы возместили государству ущерб, причиненный преступлениями, на 2,8 млрд рублей. Я уже не говорю о пользе государству и обществу от раскрытых убийств или бандитизма, которую никакими деньгами не измерить. Полагаю, Следственный комитет окупает себя многократно, и государство совершенно резонно вкладывает силы и средства в развитие следственных органов.

Впервые идея создания следственного ведомства, организационно и функционально независимого от иных органов государственной власти, была реализована Петром I в ходе судебной реформы. В 1713 г. были учреждены первые специализированные следственные органы России – "майорские" следственные канцелярии, подчинявшиеся непосредственно Петру I. После его смерти независимые следственные органы упразднили и надолго забыли об идее вневедомственной модели организации следствия. Попытки ее возродить предпринимались несколько раз. Окончательное восстановление петровской вневедомственной модели организации следствия произошло 15 января 2011 г. с вступлением в силу закона "О Следственном комитете Российской Федерации".

92,6% составила раскрываемость в Петербурге преступлений, относящихся к подследственности СК РФ, по итогам 2016 г.

Более 50 банд и организованных преступных сообществ, в том числе имевших международные связи, выявлено и ликвидировано за 10 лет подразделениями ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу.

30,5 тыс. преступлений раскрыто за 10 лет сотрудниками ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу в координации с оперативниками МВД РФ, ФСБ РФ и ФСКН.

2017-09-07T09:53:00+03:00
Руководитель ГСУ СК РФ по СПб Александр Клаус: мы стали работать намного эффективнее

Десять лет назад в России был создан Следственный комитет. Де-юре он еще не был самостоятельным органом, организационно входя в состав прокуратуры РФ, но де-факто функции предварительного следствия и прокурорского надзора 7 сентября 2007 г. разделились. О том, как происходило становление нового правоохранительного органа в нашем городе, и результатах работы "ПД" рассказал руководитель ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу генерал-лейтенант юстиции Александр Клаус.

Читать далее

"Петербургский дневник": Поправки в федеральный закон "О прокуратуре РФ", предусматривавшие создание Следственного комитета, при обсуждении в Госдуме вызвали немало критики. Одним из спорных моментов стал срок вступления закона в силу, 90 суток с момента опубликования, который многие считали недостаточным. Как шла в таких условиях подготовка к созданию нового правоохранительного органа на местах?

Александр Клаус: Весной 2007 г. на базе Генеральной прокуратуры РФ и в регионах были созданы рабочие группы по подготовке внутренних нормативных документов: закон устанавливал лишь общие принципы функционирования нового органа, а всю конкретику пришлось создавать на местах.

В Санкт-Петербурге в рабочую группу, которую возглавил заместитель прокурора города Андрей Лавренко, вошли около десятка сотрудников, включая меня. Незадолго до этого я был назначен прокурором Выборгского района, но поскольку многие годы являлся кадровым следователем, а позже возглавлял отдел криминалистики, для меня вопрос выбора не стоял. Только Следственный комитет!

Создание нового следственного аппарата – это не только новые названия подразделений и иная штатная численность, но и зачастую новый функционал. Формировалась собственная дежурная часть, вводились должности помощников по вопросам собственной безопасности и многое-многое другое.

Все это членам рабочей группы и пришлось регламентировать, прописывать функциональные обязанности, заниматься подбором кандидатов с тем, чтобы к 7 сентября 2007 г. все принятые на должность сотрудники четко понимали, где они работают, как, что должны выполнять и в каком объеме.

"Петербургский дневник": Но это же требует едва ли не круглосуточной работы!

Александр Клаус: Порой так и происходило. С конца августа мы засиживались в своих кабинетах сутками, готовя самый трудоемкий документ – организационно-штатное расписание.

В зависимости от криминогенной обстановки в каждом районе нужно было определить необходимое количество руководителей районных отделов, пропорциональное возможной нагрузке число следователей, оценить, нужны ли дополнительные помощники и сколько. Был проделан большой аналитический труд, чтобы к моменту вступления закона в силу весь Санкт-Петербург организационно и штатно был перекрыт, и, на мой взгляд, нам это удалось.

Параллельно проводилась инвентаризация всех уголовных дел, находящихся в производстве и в архивах прокуратуры, материалов проверок, жалоб, обращений граждан. В свое производство мы забрали около 8 тыс. нераскрытых начиная с 1970‑х гг. уголовных дел, из которых около половины – тяжкие и особо тяжкие составы.

"Петербургский дневник": С какими проблемами на первых порах пришлось столкнуться?

Александр Клаус: Главной стал кадровый недобор. Из первоначальной штатной численности в наличии было менее половины. С одной стороны, не все имевшие отношение к следствию сотрудники прокуратуры решили перейти в новый орган. С другой, не все желающие были в него приняты. Да и штаты нам дали больше прежнего. В итоге 7 сентября 2007 г. сложилась достаточно сложная ситуация, когда в ряде районных подразделений количество следователей оказалось в 3‑4 раза ниже предусмотренного по штату. На суточные дежурства людям приходилось заступать порой через день.

"Петербургский дневник": В целом какие изменения произошли в работе за прошедшее десятилетие?

Александр Клаус: Изменилось многое. Неизменной осталась лишь наша задача – раскрывать преступления. Только делать это мы стали, на мой взгляд, лучше. В немалой степени за счет повышения персональной ответственности за результаты работы. Объем ее и до создания Следственного комитета был большим, но с 2007 г. наша подследственность постепенно увеличивается.

Значительно выросло число расследованных сложных дел, к которым ранее мы порой не знали как и подступиться. Например, на качественно иной уровень поставлены вопросы раскрытия убийств.

Еще 10‑15 лет в Петербурге совершалось около 1 тыс. таких преступлений. По итогам 2016 г. – 212. Это не просто цифры. Объективно обстановка в городе стала гораздо спокойнее.

"Петербургский дневник": За счет чего, на ваш взгляд, Петербург снял с себя позорный ярлык криминальной столицы?

Александр Клаус: Безусловно, есть объективные причины снижения преступности: рост экономики, социальной защищенности, общая стабилизация жизни.

Больше внимания уделяется вопросам воспитания подрастающего поколения, профилактике. Но и правоохранительные органы стали работать намного эффективнее.

Нами сейчас, например, раскрывается две трети заказных убийств, что в 1990‑е гг. исчислялось практически единичными случаями, большое количество дел о безвестном исчезновении, половых серий, которые прежде порой и вовсе не выявлялись. На качественно ином уровне расследуются коррупционные преступления.

Все это не могло бы быть достигнуто без надлежащей организации работы и созданной многоступенчатой системы контроля, которая запускается с момента получения сводок о происшествиях.

Эффективная работа невозможна без надлежащего материально-технического обеспечения. Немудрено, что в 90‑е гг. было такое количество "глухарей" – ведь работали сотрудники правоохранительных органов, что называется, на голом энтузиазме…

Да, "старики" хорошо помнят, как в лихие девяностые нам порой самим приходилось покупать бумагу, авторучки. Машин не было, а если и были, то бензин отсутствовал. Организация проверки показаний на месте превращалась в целую "войсковую операцию": нужно было найти микроавтобус, горючее, видеокамеру, со всеми договориться.

Теперь же у нас в управлении криминалистики есть передвижные криминалистические лаборатории, благодаря которым можно хоть в чистом поле работать. Мы снабжены криминалистической техникой, какую еще недавно лишь в кино видели! Большинство следственных отделов переехало на новые площади. Здесь нам огромную помощь оказывает правительство Санкт-Петербурга.

В бизнесе существует понятие рентабельности. Так, в 2016 г. мы возместили государству ущерб, причиненный преступлениями, на 2,8 млрд рублей. Я уже не говорю о пользе государству и обществу от раскрытых убийств или бандитизма, которую никакими деньгами не измерить. Полагаю, Следственный комитет окупает себя многократно, и государство совершенно резонно вкладывает силы и средства в развитие следственных органов.

Впервые идея создания следственного ведомства, организационно и функционально независимого от иных органов государственной власти, была реализована Петром I в ходе судебной реформы. В 1713 г. были учреждены первые специализированные следственные органы России – "майорские" следственные канцелярии, подчинявшиеся непосредственно Петру I. После его смерти независимые следственные органы упразднили и надолго забыли об идее вневедомственной модели организации следствия. Попытки ее возродить предпринимались несколько раз. Окончательное восстановление петровской вневедомственной модели организации следствия произошло 15 января 2011 г. с вступлением в силу закона "О Следственном комитете Российской Федерации".

92,6% составила раскрываемость в Петербурге преступлений, относящихся к подследственности СК РФ, по итогам 2016 г.

Более 50 банд и организованных преступных сообществ, в том числе имевших международные связи, выявлено и ликвидировано за 10 лет подразделениями ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу.

30,5 тыс. преступлений раскрыто за 10 лет сотрудниками ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу в координации с оперативниками МВД РФ, ФСБ РФ и ФСКН.

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети