Сетевое издание spbdnevnik.ru — городской информационный портал Правительства Санкт-Петербурга.
Новостной информационный сайт рассказывает о важных городских событиях и публикует информацию "из первых рук".
Издание зарегистрировано управлением Федеральной службы по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Свидетельство Эл № ФС 77- 70953 выдано 7 сентября 2017 года.
Учредитель: ОАО "Информационно-издательский центр Правительства Санкт-Петербурга "Петроцентр".
Генеральный директор ОАО "Информационно-издательский центр Правительства Санкт-Петербурга "Петроцентр" Яковлева Л.В.
Тел. +7 (812) 346-46-92
Главный редактор Смирнов К.И. (smirnov@spbdnevnik.ru)

Адрес редакции:
197064, Санкт-Петербург, ул. Чапаева, 11/4
Тел. (812) 670-13-05
Факс (812) 670-13-06
E-mail: info@spbdnevnik.ru
По вопросам информационного партнерства: pr@spbdnevnik.ru

Авторские права защищены. Перепечатка, использование материалов частично или полностью без разрешения редакции запрещена. При использовании материалов ссылка на spbdnevnik.ru обязательна.
Точка зрения обозревателей не обязательно совпадает с мнением редакции и позицией Правительства Санкт-Петербурга. Присланные материалы не рецензируются и не возвращаются. Редакция не предоставляет справочной информации. Все рекламируемые товары и услуги имеют необходимые лицензии и сертификаты.
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях и материалах.
Проект реализован при финансовой поддержке Комитета по печати и взаимодействию со средствами массовой информации

Петербуржец Владислав Капитонов отказался от перспективной работы в нефтегазовом кластере, чтобы служить Богу. Его выбор привел к серьезному конфликту в семье и полностью изменил его жизнь. Будущий священник рассказал "ПД", почему он отказался от обеспеченного будущего, и о нелегком пути к осуществлению своего желания. Сегодня он заканчивает обучение в Санкт-Петербургской духовной академии, но еще совсем недавно ему приходилось тайком пробираться в храм.

Довольно часто духовный путь выбирают дети священнослужителей. У вас в семье тоже был кто-то, на кого хотелось равняться? 

Я рос в любви и благополучии. Иногда ездили отдыхать за границу, вели совершенно светский образ жизни. Моя семья не религиозная, скорее даже наоборот. Особенно родственники по папиной линии с зубодробительным атеистическим воспитанием. Еще в старших классах школы у меня появились вопросы, на которые никак не получалось найти ответы. Это было некое размышление о том, зачем мы живем на этой земле, и понимание самого себя. Желание служить Богу приходит ниоткуда – объяснить это сложно, ты просто понимаешь, что это твой путь. 

Родители оказались категорически против. Они сказали, что это юношеский максимализм и со временем я изменю свое решение. По их совету пошел в светский вуз – Горный университет на специальность с длинным названием "сооружение и эксплуатация газонефтепроводов и газонефтехранилищ". Учился хорошо, в свободное время подрабатывал в сувенирном магазине. Однако все острее понимал, что мне это неинтересно, и сбежал в монастырь на Соловки. 

Зачем был нужен "побег"? Это похоже на импульсивное решение. 

С годами желание служить Богу только крепло, но родители не разделяли моего энтузиазма. В юные годы мы иногда приходили в храм, это было нормально, но когда я начал искать ответы на свои вопросы в церкви, это вдруг превратилось во что-то зазорное. Начались разговоры о том, что церкви доверять нельзя, мама и папа всерьез считали, что у них хотят отобрать сына. Они буквально были готовы костьми лечь у дверей, лишь бы их сын не ходил в церковь. Естественно, родители примерно знали, где я нахожусь, когда заканчиваются занятия и т.п. Увы, приходилось беззастенчиво врать: говорил, что иду гулять с друзьями, а сам шел в храм. Конечно, меня быстро раскусили, обстановка в семье накалялась, это очень тяжело. 

Мой побег был не эмоциональным порывом, я все спланировал. Заранее созвонился с игуменом монастыря, купил билеты на поезд и самолет: зимой до Соловков можно добраться только по воздуху. Несколько дней тихонько собирал необходимые для путешествия вещи. Уже с дороги позвонил родителям, сказал, что вернусь, но позже. Вернулся примерно через месяц. Восстановился в университете на бюджетное место. Конечно, я понимал, какие возможности открывает передо мной такая специальность. Все-таки работа в нефтегазовой отрасли приносит хорошие деньги, но это было не мое. 

Имея такое желание, вы могли бы тратить немалые деньги, например, на благотворительность. Разве нельзя оставаться христианином и делать благие дела, оставаясь вне службы в церкви? 

Примерно то же самое мне говорили родители. Это абсолютно логично, и в этом утверждении нет ничего неверного, но здесь есть чисто мое субъективное мнение. Предположим, ты работаешь в какой-то компании, занимаешься благотворительностью и стремишься помогать людям. Но такая работа ни к чему не обязывает тебя морально. Да, ты можешь оставаться христианином, быть хорошим сотрудником, но однажды перед тобой окажется некий моральный выбор, и как сотрудник организации ты должен быть на ее стороне. Не факт, что в этот момент нужды компании могут оказаться благими. Другое дело – служение в  церкви: если ты хочешь быть хорошим, то ты обязан им быть. Понимание, кем ты должен быть, что должен олицетворять, – это нелегкий груз, который ты принимаешь на себя. 

Как вы видите свое будущее – готовы вести паству за собой? 

Не согласен с тезисом, что священник должен "вести людей за собой". Священник ведет не за собой, а ко Христу. Митрополит Антоний Сурожский говорил, что священник должен стать как прозрачное стекло, чтобы не заслонять собой Христа. Он должен указывать на Бога и корректировать какие-то ошибки, но вести не к себе или за собой. 

Все же почему родители явно не рады вашему выбору? 

Как мне кажется, это происходит потому, что они слишком мало знают о христианстве. Вроде есть понимание, что церковь – не секта, но при этом из-за незнания они боятся практически всего. После моего поступления в Духовную академию отец сказал, что у него больше нет сына. Прошло несколько лет, иногда мы общаемся, но этот конфликт до сих пор остался рваной раной в моей душе. Для родителей ты всегда остаешься малышом, они хотят, чтобы ничего не менялось, но вместе с тем приходит понимание, что это невозможно.

2017-12-12T10:08:38+03:00
Сменить костюм на облачение священника оказалось непросто

Петербуржец Владислав Капитонов отказался от перспективной работы в нефтегазовом кластере, чтобы служить Богу. Его выбор привел к серьезному конфликту в семье и полностью изменил его жизнь. Будущий священник рассказал "ПД", почему он отказался от обеспеченного будущего, и о нелегком пути к осуществлению своего желания. Сегодня он заканчивает обучение в Санкт-Петербургской духовной академии, но еще совсем недавно ему приходилось тайком пробираться в храм.

Читать далее

Довольно часто духовный путь выбирают дети священнослужителей. У вас в семье тоже был кто-то, на кого хотелось равняться? 

Я рос в любви и благополучии. Иногда ездили отдыхать за границу, вели совершенно светский образ жизни. Моя семья не религиозная, скорее даже наоборот. Особенно родственники по папиной линии с зубодробительным атеистическим воспитанием. Еще в старших классах школы у меня появились вопросы, на которые никак не получалось найти ответы. Это было некое размышление о том, зачем мы живем на этой земле, и понимание самого себя. Желание служить Богу приходит ниоткуда – объяснить это сложно, ты просто понимаешь, что это твой путь. 

Родители оказались категорически против. Они сказали, что это юношеский максимализм и со временем я изменю свое решение. По их совету пошел в светский вуз – Горный университет на специальность с длинным названием "сооружение и эксплуатация газонефтепроводов и газонефтехранилищ". Учился хорошо, в свободное время подрабатывал в сувенирном магазине. Однако все острее понимал, что мне это неинтересно, и сбежал в монастырь на Соловки. 

Зачем был нужен "побег"? Это похоже на импульсивное решение. 

С годами желание служить Богу только крепло, но родители не разделяли моего энтузиазма. В юные годы мы иногда приходили в храм, это было нормально, но когда я начал искать ответы на свои вопросы в церкви, это вдруг превратилось во что-то зазорное. Начались разговоры о том, что церкви доверять нельзя, мама и папа всерьез считали, что у них хотят отобрать сына. Они буквально были готовы костьми лечь у дверей, лишь бы их сын не ходил в церковь. Естественно, родители примерно знали, где я нахожусь, когда заканчиваются занятия и т.п. Увы, приходилось беззастенчиво врать: говорил, что иду гулять с друзьями, а сам шел в храм. Конечно, меня быстро раскусили, обстановка в семье накалялась, это очень тяжело. 

Мой побег был не эмоциональным порывом, я все спланировал. Заранее созвонился с игуменом монастыря, купил билеты на поезд и самолет: зимой до Соловков можно добраться только по воздуху. Несколько дней тихонько собирал необходимые для путешествия вещи. Уже с дороги позвонил родителям, сказал, что вернусь, но позже. Вернулся примерно через месяц. Восстановился в университете на бюджетное место. Конечно, я понимал, какие возможности открывает передо мной такая специальность. Все-таки работа в нефтегазовой отрасли приносит хорошие деньги, но это было не мое. 

Имея такое желание, вы могли бы тратить немалые деньги, например, на благотворительность. Разве нельзя оставаться христианином и делать благие дела, оставаясь вне службы в церкви? 

Примерно то же самое мне говорили родители. Это абсолютно логично, и в этом утверждении нет ничего неверного, но здесь есть чисто мое субъективное мнение. Предположим, ты работаешь в какой-то компании, занимаешься благотворительностью и стремишься помогать людям. Но такая работа ни к чему не обязывает тебя морально. Да, ты можешь оставаться христианином, быть хорошим сотрудником, но однажды перед тобой окажется некий моральный выбор, и как сотрудник организации ты должен быть на ее стороне. Не факт, что в этот момент нужды компании могут оказаться благими. Другое дело – служение в  церкви: если ты хочешь быть хорошим, то ты обязан им быть. Понимание, кем ты должен быть, что должен олицетворять, – это нелегкий груз, который ты принимаешь на себя. 

Как вы видите свое будущее – готовы вести паству за собой? 

Не согласен с тезисом, что священник должен "вести людей за собой". Священник ведет не за собой, а ко Христу. Митрополит Антоний Сурожский говорил, что священник должен стать как прозрачное стекло, чтобы не заслонять собой Христа. Он должен указывать на Бога и корректировать какие-то ошибки, но вести не к себе или за собой. 

Все же почему родители явно не рады вашему выбору? 

Как мне кажется, это происходит потому, что они слишком мало знают о христианстве. Вроде есть понимание, что церковь – не секта, но при этом из-за незнания они боятся практически всего. После моего поступления в Духовную академию отец сказал, что у него больше нет сына. Прошло несколько лет, иногда мы общаемся, но этот конфликт до сих пор остался рваной раной в моей душе. Для родителей ты всегда остаешься малышом, они хотят, чтобы ничего не менялось, но вместе с тем приходит понимание, что это невозможно.

Новости по теме

Комментарии

Чтобы написать комментарий, необходимо авторизоваться через социальные сети:
или 
КОММЕНТАРИИ (1)
  • Геннадий Якунин 13 декабря в 23:52
    Так уж получилось, что родственники священников тоже читают газеты… Одни граждане служат в вооружённых силах страны, другие служат Мельпомене, а кто-то (как он сам считает) и богу. Абсолютно разные виды деятельности, но почему-то называются одним термином. Ну да не об этом пойдёт речь. Один молодой человек дал очень интересное интервью изданию "Петербургский Дневник" № 234 (1706) ПД от 12.12.2017г., в котором поведал, как он, пробиваясь сквозь непонимание родственников, предпочёл сытой богатой жизни нефтяника тяжкий и трудный путь священника. Всё бы ничего, но родственники не согласны с характеристикой, данной молодым человеком в их адрес с применением такого текста: "…родственники по папиной линии с зубодробительным атеистическим воспитанием". Зачем, давая свою характеристику устоявшимся обоснованным системным взглядам родственников, базирующимся на их достаточно высоком и качественном образовании, длительной профессиональной деятельности, и жизненном опыте, применять такую уничижительную, оскорбительную ("зубодробительное атеистическое воспитание") терминологию? Мы бы хотели внести ясность относительно родственников, их воспитания и мировоззрения… Один из этих родственников – офицер подводник, не один год проживший под водой в мировом океане, рядышком с атомным реактором, практически в обнимку с ним. Его мировоззрение было сформировано задолго до такой СЛУЖБЫ, а достаточно глубокие познания принципов работы атомного реактора, рядом с которым он долго жил, лишь убедили его в правильности своих взглядов на мироздание, и в качестве того образования, которое он получил. Кроме того, он имеет личный опыт работы с ракетной техникой, техникой связи и много с чем ещё. Да и нынче он в составе большого коллектива грамотных инженеров, с ещё советским образованием, обеспечивает работу некоторого ресурса, которым ежедневно и круглосуточно пользуются миллионы граждан, в том и числе и будущий священник. Безусловно, этот родственник – не верующий, и никогда им не был. Кстати, он утверждает, что на атомной подводной лодке в тот период, когда он служил, и до него, да и на дизельной, на которой он тоже служил, да и на кораблях, где он тоже служил, не было икон, походного алтаря, священника, и крестиков никто не носил. И как-то справлялись…И ему смешно, и странно было читать в СМИ, что на ТАВКР "Кузнецов" во время боевого похода экипажу не хватило крестиков. Другой родственник в недалёком прошлом тоже офицер, инженер по образованию, служивший на ТОФ. Его мировоззрение сформировано ещё в школьные годы, а дальнейшая учёба, фактическая служба, дальнейшая деятельность лишь укрепили его взгляды, подкреплённые множеством факторов и фактов, в том числе и трагических. Он атеист. Ещё один упомянутый родственник тоже в недавнем прошлом офицер (прослужил недолго, как он сам об этом, шутя, говорит, всего лишь с 1987 по 2013 год). Так уж получилось, что он тоже с высшим образованием, тоже инженер, и обучался по нескольким специальностям в разное время. Ещё один родственник, весьма молодого возраста, учится в СПБГУ на физмате, будущий астрофизик… Говоря об атеизме, как о системном мировоззрении родственников, не стоит в одну кучу складывать мировоззрение и воспитание. Впрочем, о воспитании… Перечисленные родственники воспитаны таким образом, что не станут грабить, убивать, насиловать, воровать и совершать прочие непотребные действия не потому, что боятся судного дня и божьей кары, а просто потому, что считают это неприемлемым. Зато всегда готовы помочь и ближнему, и дальнему. Кто-то активно сдавал кровь безвозмездно, кто-то в свободное от работы время занимается поиском пропавших людей и оказывает иную бесплатную волонтёрскую помощь…И где же тут зубодробильность атеистического воспитания? Священники нынче посещают со службами и воинские части. Не прослужив ни дня в ВС РФ, при вполне достойном здоровье, будущий священник, вероятно, станет давать наставления действующим военнослужащим, многие из которых существенно старше его, и могли бы передать, в том числе и ему, свой опыт, как жизненный, так и реальный боевой. Будучи человеком неженатым, наверняка будущий священник что-то будет рассказывать пастве и о семейных ценностях. Интервью изложено в духе вполне присущем некоторой категории граждан, которым уже хочется быть святыми, но сытое комфортное детство, беззаботная юность в столичном городе, заграничные поездки с родителями никак не приближают к святости. А значит для имиджа, нужны хотя бы искусственные трудности и гонения. А раз никто не гоняет, то гонения можно приписать хотя бы родственникам. Отсюда "непонимание" родителей, "побеги" на Соловки, и "зубодробительное атеистическое воспитание" родственников по линии отца. Так и не понятно, почему оно по отношению к будущему священнику носит зубодробительных характер, интервью не раскрывает этой тайны. Однако есть мысли, почему так не интересно вдруг стало учиться по специальности "сооружение и эксплуатация газонефтепроводов и газо- нефтехранилищ". Видимо потому, что прежде, чем обрести сытую богатую жизнь, от которой отказался будущий священник, пришлось бы в некомфортных суровых природных условия сооружать на Севере, в Сибири, в море, в пустынях эти самые сооружения, и заниматься их эксплуатацией. Личным трудом, на морозе, на жаре, в море…И нести ответственность за качество своей работы. С уважением, родственники будущего священника, Геннадий и Владимир

Новости в сети

Новости

Новости в сети

Новости в сети

Социальные сети